Тайная «Группа тридцати», захватившая власть в Евросоюзе - профессор Катасонов

Европа переживает сегодня тяжелые времена. А завтра они могут стать еще более тяжелыми. А послезавтра Европа как некая цивилизация, которая складывалась на протяжении многих веков, может вообще исчезнуть. Причин и проявлений этого «заката Европы» (по Освальду Шпенглеру) много. Одна из причин и одно из проявлений «заката» — утрата Европой своего суверенитета. Причем у Европы суверенитет никто не отнимал, она сама от него добровольно отказалась. Процесс этот получил название «европейская интеграция».

И начался он вроде бы с невинного и вполне оправданного шага — заключения в 1957 году Римского договора, учреждавшего «общий рынок» для шести европейских стран (Германия, Франция, Италия, Бельгия, Нидерланды, Люксембург). Но, как говорится, «аппетит приходит во время еды». От «общего рынка» товаров (отказ от импортных пошлин во взаимной торговле) Европа решила перейти к общему рынку капитала и рабочей силы. А затем возникла идея провести валютную интеграцию. Для начала решили внедрить в международные расчеты между европейскими странами условную денежную единицу, получившую название ЭКЮ. Но и на этом Европа не остановилась. Она задумала уничтожить национальные валюты, заменив их общей для всех стран денежной единицей. Плюсов у этой идеи было примерно столько же, сколько минусов. Но все плюсы были «здесь и сейчас». А минусы могли возникнуть лишь в будущем. Противников перехода на единую валюту было много, но их сопротивление было сломлено. Для победы валютные интеграторы всячески рекламировали те плюсы, которые возникнут «здесь и сейчас». А средний европеец слаб и близорук, он всегда выбирает то, что «здесь и сейчас».

Двадцать лет назад Европа перешла «красную черту». 1 января 1999 года появилась единая европейская валюта «евро» в безналичной форме, начался процесс вытеснения национальных денежных единиц в 11 европейских государствах. С 1 января 2002 года началась эмиссия наличных денежных знаков евро (банкнот и монет), в том же году процесс вытеснения национальных денег коллективной и наднациональной валютой евро в 11 государствах завершился. Страны, отказавшиеся от национальных денежных единиц, образовали так называемую еврозону. В настоящее время в еврозоне уже насчитывается 19 государств.

Евро прочно заняло второе место после доллара США в рейтинге мировых валют по всем показателям (доля в расчетах, в международных резервах, в операциях на валютном рынке ФОРЕКС) и т. д.

Некоторое время страны, вошедшие в еврозону, действительно испытывали эйфорию. Но музыка играла не долго. Примерно лет пять, до тех пор, пока Европа не оказалась накрытой волной мирового финансового кризиса. На смену финансовому кризису пришел долговой кризис, который продолжается до сих пор и перспектив выхода Европы из него не видно.

Европейский центральный банк как инструмент ликвидации европейской идентичности

Плюсы валютной интеграции стали испаряться, а минусы становились все более ощутимыми и даже убийственными. Страны, вошедшие в еврозону, утратили значительную часть своего суверенитета. Они уступили его наднациональному институту под названием «Европейский центральный банк» (ЕЦБ). Среди всех институтов европейской интеграции (Европарламент, Еврокомиссия, Европейский совет и др.) ЕЦБ обладает наибольшей автономией. Фактически он подобно любому Центробанку «независим», но, наверное, независимость ЕЦБ от тех государств, которые его учредили, гораздо большая, чем даже независимость обычного Центробанка от «своего» государства.

ЕЦБ был учрежден 1 июля 1998 года для того, чтобы начать эмиссию евро. Двадцатилетняя история существования ЕЦБ показывает, что он не только обладает наибольшей «независимостью» от европейских государств по сравнению с другими институтами евроинтеграции, но что он по своему влиянию на жизнь Европы имеет наибольшее влияние. Центральные банки стран-членов еврозоны постепенно утрачивают свою роль, ЕЦБ забирает у них все больше полномочий, национальным Центробанкам оставляются преимущественно технические функции. «Издержки» добровольной передачи прав денежной эмиссии на наднациональный уровень начинают все острее чувствоваться в европейских странах. Власти отдельных стран, входящих в еврозону, не могут докричаться до такой высокой инстанции, как ЕЦБ. В некоторых странах еврозоны возникают настроения в пользу отказа от евро и возвращения к национальным валютам.

Так, летом 2015 года Греция была на грани дефолта и угрожала Брюсселю, что покинет еврозону. В Брюсселе было принято решение спасать Грецию. В течение трех лет Греция получила от тройки кредиторов (ЕЦБ, Еврокомиссия, МВФ) в общей сложности 86 млрд евро. Программа помощи закончилась в августе прошлого года. Думаю, что уже в этом году Греция опять окажется в сложном финансовом положении и будет угрожать Брюсселю выходом из еврозоны.

Евро-валютный скептицизм усиливается

Не для кого не секрет, что евроскептицизм все более захватывает Европу. Его разновидность — евро-валютный скептицизм. Сегодня он особенно просматривается в Италии, где к власти пришли политики из таких партий, как «Пять звезд» и «Лига Севера». Относительный уровень суверенного долга Италии уже превысил 130% ВВП (второе место после Греции, где показатель достиг планки в 180% ВВП). Власти Италии ставят вопрос о списании стране долгов перед Европейским центральным банков на сумму 250 млрд евро. Угрожая в противном случае покинуть еврозону и вернуться к лире. Кажется парадоксальным, что даже в Германии («локомотиве» евроинтеграции) наметились настроения против евро. Какое-то время евро-валютная интеграция была на руку Германии, способствуя развитию ее промышленности за счет деградации экономик Греции, Италии, Испании, Португалии и некоторых других стран. Сейчас эти страны оказались в бедственном положении, и им надо помогать. А вот этого далеко не все хотят в Германии. Там есть политики, которые не только допускают возможность исключения из еврозоны ряда стран, но считают, что это надо делать обязательно.

Итак, наметились признаки остановки валютной интеграции и даже валютной дезинтеграции. Но это на уровне отдельных европейских стран. А вот в Брюсселе продолжают форсировать процессы уничтожения остатков европейского национального суверенитета в денежно-кредитной и финансовой сферах. Например, все чаще поднимается вопрос о том, что на уровне всей еврозоны возникла асимметрия: единый Центробанк имеется, а вот единого Минфина нет. Для единой Европы требуется классический тандем «Центробанк — Минфин», который существует в любом государстве. Кажется, уже на всех уровнях ЕС уже согласован вопрос о том, что с 2021 года будет формироваться единый бюджет еврозоны.

Но если о едином европейском бюджете еврозоны сегодня говорят многие мировые СМИ, то еще один сюжет, относящийся к теме денежной и финансовой политики Европы, оказался за кадром многих СМИ.

Европой управляет «Группа тридцати»

Сама история началась еще в январе прошлого года и касается фигуры президента Европейского центрального банка Марио Драги. Кратко изложу ее, и вы поймете, почему я ее связываю с Россией. В начале прошлого года мировые СМИ передали очень лаконичную информацию, имеющую отношение к жизни Европейского союза (ЕС). Омбудсмен ЕС Эмили О’Рейли призвала высших должностных лиц Европейского центрального банка (ЕЦБ) прекратить участие в заседаниях «Группы тридцати» — G30. У всех на слуху G-7, G-8, G-20. Некоторые эрудиты знают еще G-10. А вот G-30 была известна лишь узкому кругу людей. Благодаря Эмили О’Рейли «Группа тридцати» получила хорошую «засветку».

Выяснилось, что у G-30 есть даже свой сайт, правда, очень лаконичный. Кое-что из него все-таки можно «нацедить». Группа была создана в 1978 году банкиром Джеффри Беллом при участии Фонда Рокфеллера. Штаб-квартира находится в Вашингтоне (США). За словесной шелухой PR-информации, размещенной на сайте, просматривается, что группа формулирует рекомендации для Центробанков и ведущих мировых банков. Участники встреч далее участвуют в реализации принятых рекомендаций, используя свои административные возможности, связи и влияние. Раз группа была создана при содействии Фонда Рокфеллеров, то трудно себе представить, чтобы за G-30 не стоял Дэвид Рокфеллер, умерший на 102-м году в марте 2017 года. Большую часть своей жизни он «рулил» одним из крупнейших в мире частных банков Chase Manhattan Bank.

На сегодняшний день в группе фактически 33 члена. Все они — банкиры с мировыми именами, руководители крупнейших Центробанков и частных коммерческих и инвестиционных банков (из разряда тех, которые сегодня Банк международных расчетов относит к «системообразующим»). Некоторые персоны на сайте представляются как «бывшие», другие — как «действующие». Но мы прекрасно понимаем, что в мире «хозяев денег» «бывших» не бывает. Перечислю лишь «руководящую верхушку» G-30 (в квадратных скобках — позиция/должность во «внешнем» мире):

Председатель совета попечителей группы (Chairman of the Board of Trustees) — Яков Френкель (Jacob A. Frenkel) [председатель банка JPMorgan Chase International].

Председатель группы (Chairman) — Тарман Шанмугаратнам (Tharman Shanmugaratnam) [заместитель премьер-министра и министр-координатор по экономической и социальной политике Сингапура (Deputy Prime Minister and Coordinating Minister for Economic and Social Policies, Singapore)].

Казначей группы (Treasurer) — Гуилермо Ориц (Guillermo Ortiz), [председатель инвестиционного банка BTG Pactual Mexico].

Заслуженный председатель (Chairman Emeritus) — Пол Волкер (Paul A. Volcker) [бывший председатель Федеральной резервной системы США].

Почетный председатель (Honorary Chairman) — Джин-Клод Трише (Jean- Claude Trichet) [бывший президент Европейского центрального банка].

В списке членов Группы мы находим и ныне действующего президента ЕЦБ Марио Драги, который «засветился» в январе прошлого года, когда омбудсмен ЕС заявила, что его членство в G-30 порождает «конфликт интересов». Почему чиновница Европейского союза потребовала, чтобы Европейский центральный банк (ЕЦБ) прекратил участие в заседаниях G30? В Группе тридцати принимают участие руководители и представители ряда банков, которые находятся под надзором ЕЦБ. Такие негласные контакты финансового регулятора с поднадзорными институтами запрещены правилами ЕС.

Европа в очередной раз проиграла «хозяевам денег»

Но на самом деле все намного серьезнее. Ведь Эмили О’Рейли подняла вопрос не по собственной инициативе. Ее это заставили сделать десятки тысяч европейских общественных активистов-антиглобалистов, которых очень беспокоило то, что банковской системой Европейского союза управляет даже не Европейский центральный банк, а более высокая инстанция. А именно — «Группа тридцати». А Марио Драги лишь получает от G-30 указания и претворяет их в жизнь. Сам по себе ЕЦБ имеет особый статус, фактически он не подконтролен ни Европарламенту, ни Еврокомиссии, ни другим институтам Европейского союза. А тут еще выясняется, что даже над ЕЦБ имеется более высокая инстанция, называемая G-30, которая не только никому не подконтрольна, но о существовании которой многие даже не догадывались.

Вкрадчивый и осторожный Марио Драги отреагировал на заявление омбудсмена непривычно резко и категорично: «участвовал (в работе G-30) и буду участвовать». По нашим сведениям, Драги в течение последнего года несколько раз ездил на встречи Группы. А вот Брюссель оказался в замешательстве, не зная, как реагировать на сложившуюся ситуацию. В конце концов, дело перекочевало в Европарламент, на который и возложили почетную обязанность подготовить решение. Страсти среди депутатов кипели. Группа депутатов, состоящая из евроскептиков и левых, подготовила проект поправок к принятой ранее Европарламентом резолюции по итогам рассмотрения годового отчета ЕЦБ за 2017 год. Суть поправок — запретить Марио Драги и другим чиновникам ЕЦБ участвовать в работе «секретной» «Группы тридцати». Первоначально проект поправок поддержали 181 депутатов, против высказались 439 депутатов.

Сторонники Драги и его курса предложили свой вариант, который оставлял на усмотрение Европейского центрального банка решение вопросов о том, участвовать или не участвовать в работе G-30 (и иных подобных групп и организаций), руководствуясь необходимостью проведения «правильной» денежной политики в Европейском союзе. Как видно, суть поправок была выхолощена, получился документ «ни о чем» (в привычном стиле Европарламента). И вот в середине января 2019 года прошло окончательное ]]>голосование]]> по варианту поправок «ни о чем». Вот его результаты: за — 500 голосов; против — 115; воздержалось — 19.

Говоря простым языком, Марио Драги, а также последующие президенты ЕЦБ получили полное право участвовать в работе любых секретных организаций, ссылаясь на необходимость разработки «правильной» денежной политики. Евроскептики, антиглобалисты и левые квалифицировали данное решение «народных избранников» «Единой Европы» как окончательное уничтожение суверенитета Европы, передачу ее под полный контроль «хозяев денег».

УНИКАЛЬНЫЕ КНИГИ В ЛИЧНУЮ БИБЛИОТЕКУ, или в подарок.