Как возводили РГО - Русское географическое общество

В XIX веке в сфере географии было достаточно пробелов, чтобы каждая серьёзная экспедиция вызывала живейший интерес в обществе. Путешественников чествовали как героев, жадно внимали рассказам о дальних землях и дополняли карты свежедобытыми данными. Один из банкетов, посвящённых успешно завершившейся экспедиции, вылился в создание Русского географического общества.

В 1843–1844 годах в Петербурге каждую субботу собирался кружок статистиков и путешественников. Встречи были посвящены обсуждению новых книг и карт, либо результатов экспедиций, и проходили обычно у одного из академиков – Петра Кёппена, Николая Надеждина или Карла Бэра. Особым успехом пользовались собрания на квартире Бэра. В марте 1843 года он задумался о том, чтобы как-то ограничить число участников, среди которых становилось всё больше случайных людей. Идеей создания общества с чётко прописанным уставом он поделился со своими друзьями, мореплавателями Фёдором Литке и бароном Фердинандом Врангелем.

Фото: pixabay.com

«Но у меня просьба – при основании не нужно многих лиц. Тогда из этого ничего не выйдет. Я думаю, достаточно пять, самое большее, шесть лиц. Они набросают устав, который и будет действовать в течение первых трёх лет, а затем может быть переработан специальной комиссией. Если составлять устав при участии 12-13 человек, то мы никогда не кончим.  <…> Вначале нужен только чёткий и краткий проект… Я очень хотел бы, чтобы при составлении первоначального плана присутствовали только мы – трое, … в крайнем случае Гельмерсен был бы четвёртым».

Из письма Карла Бэра Фёдору Литке от 14 апреля 1844 года

На то, чтобы идея «вызрела», ушёл почти год. 24 марта 1845 года в доме у Бэра чествовали Александра Миддендорфа, который только вернулся из путешествия по Восточной Сибири. Экспедиция была задумана и организована Бэром, но ему самому поехать туда не удалось, так Миддендорф и оказался её руководителем. Путешествие было исключительным как с точки зрения площади изученного пространства, так и по количеству научных данных. Услышать рассказ Миддендорфа пожелали многие, и 4 апреля Академия наук организовала по этому поводу банкет. По просьбе Бэра на стене повесили большую карту Сибири, принадлежавшую Врангелю, чтобы любой из гостей, не имеющих отношения к географии, мог ознакомиться с территорией, где состоялась экспедиция. Среди приглашённых были друзья Миддендорфа, а также члены кружков статистиков и путешественников.

Карл Эрнст фон Бэр. Источник: wikipedia.org

Сама идея обеда была позаимствована у Лондонского географического общества, где именно так было принято чествовать исследователей, вернувшихся из дальних поездок. 25 лет спустя, отмечая годовщину Географического общества, Бэр вспоминал, что на банкете зашла речь о том, как триумфально встречали своих путешественников члены этого общества, и что прозвучал вопрос: «Не должна ли Россия, где так много делается для расширения географических знаний, иметь такое же общество?»

«Мысль о необходимости основания у нас географического общества давно бродила у меня в голове. Особенно расшевелилась она после банкета, который мы весною дали возвратившемуся Миддендорфу».

Из дневника Фёдора Литке, 1845 год

Фёдор Литке. Коллаж на основе портрета С. Зарянко

После банкета дело стало быстро двигаться вперёд. Уже 25 апреля у адмирала Литке собрались академики Карл Бэр, Пётр Кёппен и Григорий Гельмерсен, а также этнограф и автор знаменитого словаря Владимир Даль, географ и путешественник Пётр Чихачёв и топограф Фёдор фон Берг. Бэр отправил приглашение также академику Василию Струве, но его не оказалось в Петербурге.

«Адмирал Литке поручил мне в случае, если Вы сегодня приедете в город, просить Вас вечером прийти к Литке, чтобы в качестве акушера принять участие в рождении географического общества».

Из письма Карла Бэра Василию Струве, 25 апреля 1845 года

Фото: wikipedia.org

Первым делом нужно было составить устав нового общества. Изначально эту задачу поручили Бэру, но он буквально на следующий день переложил её на Литке, снабдив последнего примерами уставов различных не географических обществ и своими набросками. Именно ему принадлежала идея создать в рамках новой организации четыре секции: физико-математическую, географическую, статистическую и этнографическую.

«Не можете ли Вы сегодня вечером прийти к Врангелю? С одной стороны, было бы неплохо, если бы все первооснователи Общества – Вы, Врангель и я, ещё немного поговорили бы об эмбрионе; с другой стороны, я хотел бы освободиться от взятого на себя обязательства, так как приготовления к путешествию настойчиво требуют от меня отложить все посторонние дела. Я хочу также прихватить с дюжину уставов различных учёных обществ, правда, не географических».

Из письма Карла Бэра Фёдору Литке, 26 апреля 1845 года

Фото: wikipedia.org

Литке выполнил работу, не затягивая её, и уже 30 апреля Бэр комментировал присланный ему черновик: «Я нахожу устав и записку превосходными, всё существенное там сказано. В будущем я хотел бы предложить лишь несколько дополнительных замечаний». Впрочем, сам автор относился к своему труду весьма критически.

«Посылаю тебе, любезный Фердинанд, для предварительного рассмотрения набросанные мною второпях проекты, которые предложатся собранию учредителей. Просмотри их, пожалуйста, сделай свои замечания и возврати мне сегодня же и чем раньше, тем лучше, чтобы успеть доставить их ещё Бергу и Бэру. Замечания твои потрудись сделать на отдельной бумажке. Сам я очень недоволен этой работой, но при том состоянии головы, какова теперь моя, мало сделаешь путного».

Из письма Фёдора Литке барону Фердинанду Врангелю, май 1845 года

Литке торопился: ему было важно передать устав и докладную записку до 10 мая, поскольку на следующий день он должен был уезжать в путешествие к Чёрному морю вместе со своим семнадцатилетним воспитанником, великим князем Константином Николаевичем.

Лев Перовский. Источник: wikipedia.org

Некоторая заминка вышла с названием общества: министр внутренних дел Лев Перовский, который должен был представить устав и записку императору, внёс предложение сделать его «Географо-статистическим». Времени оставалось меньше недели: Перовский получил документы 6 мая, а в них предстояло внести исправления. «Уверенный наперёд в согласии почтенных учредителей я тут же уполномочил Даля поставить в моих проектах везде, где нужно, Географо-статистическое общество и принять с благодарностью предложение Перовского», – писал Бэру Литке. Академик против нового наименования не возражал, но отнёсся к нему достаточно иронически.

«Для яйца, снесённого нами, нужна большая наседка с широкими и мощными крыльями; если же наседка, найденная Далем, только с тем условием предоставляет свою теплоту, что мы дадим цыплёнку более длинное имя, и взамен обещает ему богатое приданое, как какой-нибудь принцессе, то я нахожу это требование справедливым. Принцессы ведь имеют даже три и более имён. Впрочем, в жизни их называют только одним именем. И нам следовало бы придерживаться этого».

Из письма Карла Бэра Фёдору Литке, 7 мая 1845 года

В верноподданейшем докладе, который Перовский предоставил Николаю I 2 июля 1845 года, он и сам сократил название общества – в его документе оно стало просто статистическим. Но государь, с некоторой настороженностью относившийся к статистике, дал соизволение на создание Географического общества, и так всё вернулось на круги своя.

В своей докладной записке министр просил соизволения на учреждение Географического общества, на отпуск из казны пособия до 10 000 рублей серебром, на разрешение иметь свою печать с гербом и пользоваться бесплатной пересылкой корреспонденции по делам Общества. Перовскому же Общество обязано и своим первым председателем, которым, к некоторому недоумению учредителей, стал юный воспитанник Литке, великий князь Константин Николаевич.

Фото: pixabay.com

«…генерал-адъютант Литке присовокупил к сему, что будущее общество считало бы себя вполне счастливым, а успех своего предприятия обеспеченным, если бы Вашему Величеству благоугодно было бы даровать ему в председатели его императорское высочество вел. кн. Константина Николаевича, известного своею любовью к точным наукам».

Из докладной записки Льва Перовского, представленной императору Николаю I

6 (18) августа 1845 года Высочайшим повелением императора Николая I было утверждено представление министра внутренних дел Российской империи графа Льва Перовского о создании в Санкт-Петербурге Русского Географического Общества. Сейчас эта дата считается днём основания РГО.

Высочайшее повеление Николая I об учреждении Русского географического общества

Сам Литке, которому Перовский написал, что «учредители изъявили желание предложить вел. кн. звание председателя Общества», был слегка обескуражен принятым решением, но поскольку волю государя оспаривать не пристало, занялся более практическими вопросами – подготовкой к торжественному открытию Общества. Впрочем, сам он всё ещё был в путешествии с Константином Николаевичем, поэтому поручил всю необходимую организационную работу Врангелю.

 «Вчера был я обрадован официальным сообщением от Перовского о счастливом результате нашего предприятия, видно, в добрый час начатого. Счастливая была мысль дать ему ход через Перовского <…>. Только избрание вел. кн. Константина Николаевича в председатели для меня не совсем ясно – попечителем, протектором – так, но председатель ведь лицо должностное. Впрочем, это со временем объяснится <…>, постарайся, милый Фердинанд, чтобы к приезду нашему в начале октября сделаны были все нужные предварительные распоряжения <…>, должно позаботиться и о речи. <…> Речь должна быть недлинна и сообразна летам председателя; не худо бы, может быть, вклеить небольшой намёк на молодость, и т. д. Пусть сделают концепт на каком хотят языке, на русский мы уж переложим».

Из письма Фёдора Литке барону Фердинанду Врангелю, 30 августа 1845 года

7 октября 1845 года в большом конференц-зале Академии наук состоялось первое общее собрание Русского географического общества.

Ольга Ладыгина

https://kramola-books.ru УНИКАЛЬНЫЕ КНИГИ В ЛИЧНУЮ БИБЛИОТЕКУ или В ПОДАРОК