Парадоксы восприятия информации и основанные на них механизмы управления обществом

Парадокс — ситуация (явление, высказывание, утверждение, суждение или вывод), которая может существовать в реальности, но при этом может не иметь логического объяснения для наблюдателя.

Такое определение предлагает Википедия]]>.]]> Проблема в том, что многие люди, встретившись с парадоксальными ситуациями, не в силах объяснить себе самим, откуда появились в их мировоззрениях те, или иные мнения, выводы, решения. О том, как это происходит, и что с этим делать поможет разобраться наша статья.

Нам, возможно, посчастливилось жить в информационную эпоху. Информация практически обо всём доступна большинству жителей Земли во многом благодаря изобретению и освоению технологии интернета. Только знай «что», «где» и «как» искать. С ростом доступности технологий обмена данными при помощи интернета люди всё больше делятся информацией через блоги, или личные страницы.

Однако любое явление имеет две стороны — информация, с которой мы взаимодействуем, может быть не достоверной, или наша мера понимания процессов, происходящих в окружающем мире такова, что наша трактовка поступающей информации становится поверхностной, ложной.

Стоит ли говорить о том, что действия, основанные на ложной информации, вряд ли приведут к ожидаемому результату? Давайте разберёмся, почему мы можем обманываться, и как научиться грамотному взаимодействию с информацией.

Механизмы восприятия информации через органы чувств. Обусловленность этого явления

Явление «деформации восприятия»: позитивные и негативные стороны

Вероятно, все знакомы с мудрым изречением — «красота в глазах смотрящего». Однако, недавно учёные пришли к выводу о том, что буквально всё «в глазах смотрящего». Что бы вы ни искали, будь то угрожающее выражение лица, неэтичные методы исследований или просто синий цвет — вы это найдёте.

Даже если это на самом деле не так, вы без всяких проблем (причём, неосознанно) расширите своё определение того, что вы ищете, и в результате — «вуаля», вы увидите предмет поиска прямо перед собой.

Это явление называется «деформацией восприятия», и, согласно результатам исследования, недавно опубликованного в журнале Science[2], оно влияет на всё, от конкретных оценок до абстрактного мышления. В ходе более простой части исследования учёные показывали участникам 1000 точек по одной, в оттенках, которые варьировались от синего до фиолетового, а задача была в том, чтобы определить, является ли та или иная точка синей.

Для первых двухсот испытаний точки были равномерно распределены по сине-фиолетовой части спектра, так что около половины из них были скорее синими, чем нет. Однако, в последующих исследованиях учёные начали постепенно убирать синие точки до тех пор, пока подавляющее большинство не оказались в фиолетовой части спектра.

Любопытно, что в ходе каждого из испытаний участники идентифицировали как синие примерно одно и то же количество точек. По мере того, как точки становились всё более фиолетовыми, определение «синего» просто расширилось, включив в себя более фиолетовые тона. Это продолжалось и тогда, когда участникам было заранее сказано, что ближе к концу фиолетовых точек будет больше, чем синих.

Эффект сохранился даже после того, как участникам предложили денежный приз, если они не признают ошибочно фиолетовые точки синими.

Исследователи обнаружили ту же деформацию восприятия, когда они предлагали участникам эксперимента выполнить более сложные задания.

Например, их просили оценить лица на предмет угрожающего выражения, а также разделить научные гипотезы на этичные и неэтичные. По мере того как лица становились всё более нежными, а гипотезы всё более этичными, участники начали идентифицировать лица и гипотезы, которые прежде видели «хорошими», как угрожающие и неэтичные.

Неужели наша субъективная оценка тех явлений, с которыми взаимодействуем, не всегда совпадает с объективной действительностью? Это исследование говорит о том, что мы воспринимаем объективные явления как относительные. Мы думаем, что способны идентифицировать фиолетовые круги, но на самом деле мы выделяем самый фиолетовый из тех кругов, что видели недавно.

Человеческий мозг не классифицирует объекты и понятия, как компьютер. Понятия в наших головах являются несколько размытыми. Этот феномен имеет огромное значение для… да, в общем-то, для всего.

Например, Мэтт Уоррен из журнала Science считает, что деформация восприятия может объяснить огромное количество цинизма в нашем мире.

«Человечество добилось больших успехов в решении социальных проблем, таких как нищета и неграмотность, но по мере того как эти явления становились менее распространенными, те проблемы, что казались прежде незначительными, начали представляться людям всё более острыми», — пишет он.

Тем не менее, деформация восприятия с таким же успехом может объяснить и оптимизм во времена бедствий: когда дела становятся всё хуже, проблемы, которые ещё вчера казались серьезными, представляются незначительными.

Слово «деформация» имеет негативную коннотацию, но ни одна из них не является изначально вредной. Деформация понятий и восприятия означают, что люди склонны сжимать и расширять различные категории в своих головах, и не замечать, что внешний мир постоянно меняется, постоянно находится в движении.

Это исключительно важно для выживания. Например, представление каждого человека о счастье и успехе должно расширяться и сужаться, чтобы мы не становились слишком подавленными или, напротив, не предавались эйфории. И, тем не менее, когда люди классифицируют разные вещи, нам нужны чёткие, конкретные параметры для различных категорий, иначе особенности восприятия могут легко завести нас в заблуждение.[3]

Как мы оцениваем происходящее

Также известно, что мы оцениваем происходящее на основе своего опыта и ценностных ориентиров. Человек, слыша речь другого, в зависимости от настроения, самочувствия, личного отношения к собеседнику, погоды и т. д. выделяет в потоке воспринимаемой звуковой волны то, что может и хочет воспринять.

Например, если собеседник говорит на ином языке, человек может ориентироваться на знакомые слова, что являются заимствованными в его языке или может попытаться понять собеседника через то, что называется чувствознание, что особенно развито у детей. Если собеседник сообщает неприятную информацию, или человек воспринимает информацию в негативном ключе, то может сработать фильтр восприятия — содержательная часть сообщения интерпретируется неверно.

Схожее утверждение относится к зрительным, вкусовым и обонятельным органам восприятия — человек распознаёт сигналы окружающей среды и делает выводы о поступившей через органы чувств информации на основе своего опыта.

С расширением восприятия человек увеличивает диапазон чувствительности к сигналам окружающей среды, видя, слыша и т. д., возможно, ту же информацию, что и раньше, но обрабатывая её более широким спектром восприятия, что позволяет более полно оценивать происходящее в окружающем человека мире. С рождения на наше восприятие накладываются картины мира наших родителей, особенно матери, находясь внутри которой перед своим рождением, дитя усваивает её систему нервных импульсов реагирования на происходящее в окружающем мире.

Далее, как известно, следуют образовательные учреждения (детский сад, школа, университет), которые также предлагают свою картину мира. Приходя в университет, студенты, довольно часто, слышат от преподавателей:

«Забудьте, чему Вас учили в школе».

Имеется ввиду, что для более широкого овладения знаниями о мире, нужно гибко относиться к уже накопленным знаниям — из строгих правил есть исключения, жизненные обстоятельства шире любых правил. Поэтому важно уметь распознавать в момент наступления тех или иных жизненных обстоятельств, куда какие из них ведут. И у нас есть такой внутренний инструментарий.

«Совесть — нравственное сознание, нравственное чутьё или чувство в человеке; внутреннее сознание добра и зла; тайник души, в котором отзывается одобрение или осуждение каждого поступка; способность распознавать качество поступка; чувство, побуждающее к истине и добру, отвращающее ото лжи и зла; невольная любовь к добру и к истине; прирожденная правда, в различной степени развития (Словарь Даля)».

Человек праведный живёт по голосу совести, что позволяет делать правильный выбор в поступках по жизни.

Яркие примеры субъективности восприятия — картинки, где угадывается несколько образов в зависимости от «способа распознания образов» смотрящего:

утка и заяц

На картинке изображены утка и заяц

образ молодой и пожилой женщины.

На картинке можно найти образ молодой и пожилой женщины

Здесь все видят дельфинов?

Здесь все видят дельфинов?

Мировоззрение и нравственность, как фильтры обработки информации

Нравственность человека представляет собой нечто похожее на упорядоченный список, состоящий из явлений, знакомых человеку и их оценок (хорошо, плохо.и т.д.). И этот «список» упорядочен по предпочтительности. То есть, наверху списка самые важные для человека нравственные мерила, а внизу менее значимые.

При этом нравственные мерила связаны друг с другом подобно рельсам с множеством путевых развилок (в зависимости от того, какая оценка того или иного явления — это ведёт к другим множествам явлений и событиям, а значит — и к другим нравственным

оценкам).

Пример разных типов нравов по отношению к явлению Курение и связанных с ними веток вероятностных событий

Пример разных типов нравов по отношению к явлению Курение и связанных с ними веток вероятностных событий

Когда в психике происходит обработка поступающей информации, (а обработка — это некий алгоритм), то промежуточные результаты обработки сопоставляются с жизненными установками самого человека, которые и записаны в нравственности. И сопоставление начинается с наиболее приоритетных нравов — вниз к менее приоритетным, пока не будет найдено соответствие.

Именно поэтому на картинке кувшинчика выше дети чаще видят дельфинчиков, а взрослые — мужчину и женщину в соитии. Это обусловлено тем, что у детей на первом месте познание окружающего мира, природы, а у взрослых чаще — инстинкты размножения. Так вот, после совпадения нравственного стандарта с той информацией, которая и обрабатывается, оценка этого явления (хорошо, плохо) и задаёт дальнейшие результаты. Поэтому в одной и той же информации разные люди найдут и негатив, и позитив, и придут к разным выводам.

Если представить структуру мироздания в образе матрёшки (взаимовложенных процессов и явлений), то нравственно-праведными можно считать действия, согласованные с иерархически высшими уровнями, направленными на развитие всей системы (в нашем случае — человечества). А нравственно-порочными — целенаправленные действия, препятствующие развитию человечества.

Почему мы любим обманываться?

В психологии существует такое понятие, как «вторичная выгода». Для эффективного взаимодействия с окружающим миром нужно постоянно быть начеку, собранным, так как мир находится в постоянном движении, и актуальная информация регулярно меняется.

Людям выгодно принять «готовую» информацию — это не требует дополнительного напряжения для подробной обработки поступившей информации, выработки новых моделей поведения и т. д. Можно привести конкретные примеры технологий управления обществом, основанных на парадоксах восприятия, в частности, управления вниманием.

То, что в психологии называется методом поэтапного психологического воздействия в сфере управления обществом реализовалось в технологии «окна Овертона», когда изменение общественного мнения касательно какого-то вопроса проходит несколько стадий, от строго неприемлемого до нормального (читайте нашу статью про флешмоб учителей, взбудораживший недавно общественность).

]]>https://analitikishkola.ru/stati/fleshmob/]]>

Причём, каждая стадия переходит в новую очень плавно, поэтому изменения в обществе протекают незаметно для обывателей.

Стоит заметить, что любая технология может быть использована по-разному, по нравственности управленцев, так что, проводя в жизнь праведную стратегию, лучше это делать постепенно!

 

Влияние информационных технологий на способы обработки информации людьми

Информационные технологии, как ни странно, могут создавать людям дополнительные трудности с адекватным восприятием информации. С каждым днём всё больше людей жалуется на проблемы с мозговой деятельнoстью — на всё возрастающую рассеянность (то есть невозможнoсть концентрировать своё внимание, собираться с мыслями для решeния каких-то задач), на сложности с запоминанием инфoрмации, на физическую невозможность читать большие тексты, не говoря уже про книги.

И прoсят врачей дать им что-нибудь для улучшения мозговой деятельности и памяти. Причём, как это ни парадоксально, данная прoблема характерна не только и не столько для пожилых людей, «ослабeвать мозгами», которым, вроде как, «положено по возрасту», сколько для людей среднего возраста и молодых.

При этом многие даже не интересуются, почему так происходит — автоматически списывают это на стрессы, усталость, нездоровую экологию, на тот же возраст и тому подобное, хотя всё это даже близко не является причиной. Есть те, кому далеко за 70, у кого всё прекрасно с памятью и с мозговой активностью. Так в чём же причина?

А причина состоит в том, что, несмотря ни на какие доводы, никто категорически не хочет отказаться от, так называемой постоянной, круглосуточной «подключённости к информации». Другими словами, ускоренная утрата Ваших мозговых функций началась в тот самый знаменательный день, когда Вы решили быть постоянно «на связи».

И нет никакой разницы — вынудила ли Вас к этому служебная необходимость, изнывание от безделья или элементарная боязнь быть «не на уровне», то есть боязнь прослыть белой вороной, чудаком в среде себе подобных.

Ещё в 2008 году было известно, что среднестатистический пользователь интернета прочитывает не более 20% текста, размещённого на странице, и всячески избегает больших абзацев!

Более того, специальные исследования показали, что человек, постоянно подключённый к сети, текст не читает, а сканирует как робот — выхватывает отовсюду разрозненные куски данных, постоянно перескакивает с одного места на другое, а информацию оценивает исключительно с позиции «поделиться», то есть «а можно ли это «откровение» кому-нибудь переслать?». Но не с целью обсудить, а, главным образом, с целью вызвать эмоции в виде анимированной «отрыжки», сопровождающейся короткими репликами и возгласами в СМС-формате.

Анекдот

Анекдот

В ходе исследований выяснилось, что страницы в интернете, как уже говорилось, не читаются, а бегло просматриваются по шаблону, напоминающему латинскую букву F. Пользователь сначала считывает несколько первых строк текстового содержимого страницы, затем перескакивает на середину страницы, где считывает ещё несколько строк (как правило, уже лишь частично, не дочитывая строки до конца), а затем быстро спускается к самому низу страницы — посмотреть, «чем дело кончилось».

На проблемы с восприятием информации жалуются люди всех рангов и специальностей — от высококвалифицированных университетских профессоров до сервисных работников по обслуживанию стиральных машин.

Подобные жалобы можно особенно часто услышать в академической среде, то есть от тех, кто по роду деятельности вынужден плотно и ежедневно общаться с людьми (обучать, читать лекции, принимать экзамены и так далее) — они сообщают, что и без того низкий уровень навыков чтения и восприятия информации у тех, с кем им приходится работать, год от года падает всё ниже и ниже.

Большинство людей испытывают колоссальные затруднения при чтении больших текстов, не говоря уже про книги. Даже посты в блогах размером больше трёх-четырёх абзацев уже кажутся некоторым слишком трудными и нудными для восприятия, а потому скучными и не заслуживающими даже элементарного вникания.

Вряд ли найдётся человек, который не слышал бы популярного сетевого высказывания «слишком много буков — не осилил», которое обычно пишут в ответ на предложение прочитать что-то длиннее пары десятков строк. Получается замкнутый круг — писать много нет смысла, поскольку это почти никто не будет читать, а сокращение объёма передаваемой мысли приводит к ещё большему скудоумию не только читателей, но и писателей.

Даже люди с хорошими (в прошлом) навыками чтения говорят, что после целого дня метания по интернету и лавирования среди десятков и сотен электронных писем, они физически не могут начать даже очень интересную книгу, поскольку чтение уже одной только первой страницы оборачивается настоящим испытанием.

И как следствие этого явления для людей, пользующихся «готовой» информацией, прочитанной «по диагонали», сложнее перенять тот опыт, что другие стремятся передать через литературу.

Что делать? Развивать, в первую очередь, внимание и наблюдательность, способность к концентрации, сосредоточению и, конечно, приобретать личный жизненный опыт — это верные помощники в развитии личности и обретении адекватного взгляда на мир.

В целом, люди, привыкшие к просмотру коротких сообщений, к тому же на разные темы, кроме калейдоскопа и мешанины в голове, начинают делить жизнь на короткие отрезки. Это приводит к тому, что продолжительные процессы, происходящие вокруг не распознаются именно как процессы, а видятся как ничем не обусловленный набор случайностей.

Иллюзия всезнайства

Эпоха информационных технологий и всё увеличивающихся скоростей обработки информации создаёт у многих людей иллюзию всезнайства, так как можно зайти в интернет и найти готовую информацию по интересующей теме. В случае прикладных навыков (например, кулинария, или как гвоздь приколотить и т. д., что имеет отношение к процессам, которые можно сразу проверить на практике) всё хорошо.

Но когда дело доходит до концептуальных (мировоззренческих) знаний и систем знаний, то зачастую находятся такие, кто прочитал одну книгу, прошёл один семинар и уже лезут к другим с советами, «как оно правильно».

Проблемы поверхностного восприятия информации, клиповость мышления становятся причиной необдуманных решений в жизни людей, что оказывают существенное влияние на всю последующую жизнь.

Например, идея о красивой жизни на земле (проект «Анастасия») привлёк многих начать строительство своего родового поселения, уехав из города. Но многие из «анастасийцев» переоценили свои возможности и положение вещей, ибо «жизнь на земле» предполагает иной режим труда — иной раз от зари до вечера, непривычный

для городских жителей.

Другой пример поверхностной оценки информации — в обществе присутствуют различные оценки личности И. В. Сталина — был он тираном или великим реформатором-благодетелем народа. Зачастую, те, кто придерживается негативной оценки Иосифа Виссарионовича, игнорируют тот, факт, что в годы его руководства страной был совершён огромный рост во всех сферах жизни общества страны.

То есть люди, навешивающие жёсткие ярлыки на те или иные явления и процессы, забывают о многоплановости жизненных явлений и процессов управления, с этими явлениями связанными.

Стоит сказать о таком явлении как импринтинг. Это первичное запоминание информации о каком-то явлении, объекте, или процессе. Если какая-либо оценка явления стала достоянием вашей памяти, особенно в детстве, то эту оценку затем очень трудно переоценить. Та же оценка Сталина И.В. как тирана, которая сейчас транслируется из многих источников, может стать для молодого поколения «правдивой», и её изменить потом будет очень сложно.

Пример пропаганды:

Юрий Дудь и колыма

Юрий Дудь и колыма

Силы, заинтересованные в такой оценке, знают про импринтинг, и используют его для формирования устойчивого общественного мнения, которое очень сложно будет изменить их оппонентам. Так что важно по мере возможности воспитывать в молодёжи умение работать с информацией, напоминать о светлых сторонах нашей великой истории.

В вопросе нравственной оценки информации человек может действовать по-Божески, то есть способен предугадать последствия своих действий, нести за них ответственность.

Возможен и другой сценарий — человек, не желающий понимать или принимать установленный порядок вещей, действует по принципу «Что хочу, то и ворочу» — что соответствует строю психики, в котором выражается несогласие со старыми традициями, устоями общества и попытки собственного решения проблем без согласования своих действий с совестью.

Выработка алгоритма принятия управленческих решений

Актуален вопрос об устойчивости управления в условиях, когда в условно замкнутую систему возможно поступление недостоверной информации. То есть, что делать человеку для адекватной оценки поступающей из окружающей среды информации. Существуют алгоритмы (последовательности действий) выработки управляющих решений в той или иной ситуации.

Первый тип алгоритмов выработки управляющего решения (поведения)

Схема № 1. Алгоритм управления в экстренных ситуациях

Схема № 1. Алгоритм управления в экстренных ситуациях

В алгоритме такого типа входящая информация без предварительной обработки отправляется на исполнение, так что люди, принимающие и обрабатывающие информацию по такой схеме, не оценивают её на достоверность, а сразу на её основе принимают решения. Таким образом, очень легко можно «загрузить» в них ложную информацию, и ожидать вполне предсказуемой реакции на неё.

Но даже если такого управления извне и нет, то, постоянно реагируя на сиюминутность, люди мыслят короткими промежутками времени и не могут ориентироваться на более продолжительные процессы, а, тем более, управлять ими.

 

Второй тип алгоритмов выработки управляющего решения (поведения)

Для того чтобы текущие действия устойчиво вели к осуществлению желаемой отдалённой перспективы её необходимо всегда помнить и согласовывать свои решения с этим своим представлением о будущем. Хотя научить желать какую-то конкретную перспективу может и внешний источник информации. Когда в выработке решения существенную роль играет память, мы переходим к алгоритму второго типа.

Схема № 2. Алгоритм управления, на основе включения потока текущей информации в память системы

Схема № 2. Алгоритм управления, на основе включения потока текущей информации в память системы

У людей, которые вырабатывают решения по второй схеме, в процессе участвует, помимо исполнительных органов ещё и память. То есть, идёт сопоставление входящей информации с той, которая есть в памяти по этому же вопросу.

Преимущество такой схемы перед первым алгоритмом в том, что люди при выработке решений имеют в виду цели из относительно далёкого будущего, и принимают решения на основе не только свежей информации, а на основе всей имеющейся в памяти.

Недостатком схемы можно назвать незащищённость от ложной информации, которая может быть загружена в память, а потом — «сыграть» в соответсвующей ситуации, поскольку в этой схеме нет места для критической оценки поступающей в память информации — запоминается и используется всё.

Иными словами, необходима защита памяти, — из которой интеллект черпает необходимую информацию в процессе выработки управленческого решения. Это приводит к алгоритму третьего типа.

 

Третий тип алгоритмов выработки управляющего решения (поведения)

Схема № 3. Алгоритм управления с защитой памяти от недостоверной информации

Схема № 3. Алгоритм управления с защитой памяти от недостоверной информации

В нём всё происходит, как и во втором типе алгоритма, но перед загрузкой в память входного потока информации он пропускается через алгоритм-сторож, который на основе каких-то методов выявляет недостоверную и сомнительную информацию, в том числе и попытки прямого и косвенного управления извне.

Алгоритм-сторож нужен для того, чтобы выработка управленческого решения осуществлялась бы только исходя из информации, признанной на основе избранной методологии, заложенной в «сторожа», достоверной.

В тех случаях, когда возникают затруднения с определением качества информации, алгоритм-сторож памяти — помещает её в «карантин», для последующего выяснения её достоверности, поиска новых методов, которые позволят данную информацию из карантина либо внедрить в мышление, либо отсеять.

Алгоритм, предполагает, что критическое мышление обладает в системе наивысшими полномочиями. Потому индивид, принимающий решения по третьей схеме может перемещать информацию из «карантина» в область нормальной «памяти», изменять «алгоритм-сторож памяти» по мере накопления системой опыта, что требует в процессе управления переоценки содержимого памяти по категориям «достоверно», «ложно», «сомнительно», «не определено».

Бросающаяся в глаза разница в поведении систем, управляющихся на основе алгоритмов первого, второго и третьего типов, состоит в том, что изменение входного информационного потока в алгоритме первого типа вызывает очень быструю реакцию, а в алгоритме второго и третьего типа входной поток информации может вообще не вызвать никакого видимого изменения в поведении, либо может вызвать изменения в поведении спустя только какое-то время.

Если же в алгоритм выработки управленческого решения включается прогноз поведения системы (используется схема «предиктор-корректор»), то изменение управления может упреждать изменение потока входной информации. Однако, несмотря на такое извне видимое безразличие в поведении системы по отношению ко входному потоку информации, в алгоритме второго и, особенно, третьего типа входная информация не игнорируется.

В сопоставлении с алгоритмом первого типа в них она обрабатывается иначе: во втором — сохраняется в память, а потом вызывает последствия, в алгоритме третьего типа подвергается ещё более сложной обработке, нацеленной на то, чтобы обеспечить достижение долгосрочных целей. Хотя это напрямую не связано, так как и первый, и второй тип алгоритма могут вести в цепочке событий к каким-то долгосрочным целям.

Алгоритм третьего типа из числа описанных обладают наивысшей помехоустойчивостью к шумам среды и собственным шумам, а также к попыткам управления извне. Применение алгоритма первого типа оправдано, когда нужно реагировать немедленно, например, на пожаре, но после всегда нужно возвращаться к алгоритму третьего типа.[4]

Однако, некоторые люди ориентируются на стратегию использования алгоритма первого типа, и эта стратегия достаточно часто находит своё выражение в общеизвестной фразе:

«Некогда тут думать и обсуждать — работать надо: сами видите, какие обстоятельства сложились».

Если выводы о сложившейся ситуации с целью пересмотра стратегии поведения не сделаны, то кризис всё же наступает, а выводы и пути решения для выхода из кризисной ситуации находятся позже, когда системе уже требуется больший объём восстановительных работ.

Поскольку в окружающей нас культуре уже выявлено достаточно много сил, которые пытаются манипулировать массами, первостепенным вопросом является то, по какому алгоритму каждый обрабатывает информацию. От этого зависит устойчивость движения общества к целям, которые большинство определяют для себя как «светлое будущее».

Какие мы можем сделать выводы?

Человек, берущий ответственность за свою жизнь, в эпоху информационного общества обязан учиться

работать с информацией, учиться адекватно её оценивать для принятия правильных решений в своей жизни.

Обучение взаимодействию с миром лежит в основе нашей жизни, и строится оно на адекватной оценке происходящего в окружающем мире. Для этого важно с малых лет формировать нравственность, живя по совести, что поможет учиться ориентироваться в потоке поступающей к нам информации.

Подписаться на секретный telegram-канал, чтобы не пропустить эксклюзивную информацию, не представленную больше нигде.