Из тюрьмы в Кремниевую долину: Slack нанял в отдел разработки трех бывших заключенных

Slack, одна из тех компаний Кремниевой долины, что сильнее всего стремятся к разнообразию в своих рядах, наняла в отдел разработки трех бывших заключенных. Издание The Atlantic рассказало, как работает программа адаптации Slack.

Рабочий день Джесси Агирре в Slack начинается со стандартного технического совещания — программисты называют его «стендапом» — там он и его коллеги планируют день. В кабинете собрались люди, работавшие в ведущих компаниях Кремниевой долины и учившиеся в топовых университетах США. 26-летний Агирре не окончил даже среднюю школу и большую часть взрослой жизни провел в тюрьме. Slack — его первый настоящий работодатель. Но за те несколько лет, что он учился писать код, Агирре развил, пожалуй, самый полезный для разработчика навык: способность самостоятельно решать проблемы.

Агирре вместе с Лино Орнеласом и Чарльзом Андерсоном вошли в первый набор проекта Next Chapter, который Slack запустил вместе с Last Mile, WK Kellogg Foundation и Free America. Цель Next Chapter —  помочь экс-заключенным получить работу в технологической сфере. Проект появился в прошлом году как стажировка, не гарантирующая полноценного трудоустройства, однако в июне этого года, всего за несколько дней до IPO Slack, Агирре, Орнеласу и Андерсону предложили фултайм с опционами на покупку акций компании. Перед Агирре и его друзьями встал новый вопрос: получится ли у них добиться успеха? Естественно, сам по себе доступ к известной организации этого не обещает.

«Это правда, что ничто не остановит такую силу, как работа. Но возвращение в общество после тюрьмы является сложным процессом — одной работы без дополнительной поддержки обычно бывает недостаточно», — указывает Кэтрин Кэтчер, исполнительный директор Root & Rebound, калифорнийской программы по адаптации бывших заключенных.

Экс-заключенным сложно найти и сохранить работу. Почти две трети таких людей в Калифорнии возвращаются в тюрьму в течение трех лет после освобождения. Работа на полную ставку является одним из наиболее эффективных способов снижения рецидивов, но ее нелегко найти, если большую часть взрослой жизни человек провел за решеткой. По разным причинам, включая дискриминацию в отношении лиц с судимостью, уровень безработицы среди них более чем в шесть раз превышает средний показатель по стране.

«Когда я получил предложение о работе, то почувствовал себя парнем из колледжа, которого позвали в НБА. Но с учетом моего прошлого я также чувствую, что мне нужно многое доказать», — поделился Агирре.

Впервые он познакомился с разработкой программного обеспечения, будучи заключенным в тюрьме Айронвуд в Калифорнии, известной своими прогрессивными программами реабилитации. В первый месяц Last Mile, тюремной программы по обучению бизнесу и программированию, у Агирре и его сокурсников не было доступа к компьютеру. Они писали код на бумаге. В своем первом проекте Агирре воссоздал код сайта In-N-Out Burger, используя только распечатанную копию его домашней страницы в качестве ориентира.

Дрю МакГахи, куратор всех трех экс-заключенных в Slack, был поражен их способностью справляться с задачами, у которых нет готовых решений. «Если вспомнить их опыт, то все становится понятным. Все они научились писать код в среде, в которой отсутствовал доступ к интернету. У них есть драйв», — отметил МакГахи.

Но с самого начала Агирре было ясно, что тюремное клеймо никуда не исчезает после освобождения. Некоторые клиенты Slack ограничивают доступ к своим данным лицам с криминальным прошлым. Всех трех стажеров поместили в группу автоматизации тестирования, которая пишет программы для проверки качества кода других разработчиков, именно потому, что она не пользуется информацией клиентов.

Перед началом работы в Slack и переездом в Кремниевую долину Агирре, Орнеласу и Андерсону пришлось решить еще пару проблем. Во-первых, они были условно-досрочно освобождены в других юрисдикциях, смена которых является длительным бюрократическим процессом. Во-вторых, поиск доступного жилья для людей с криминальным прошлым — особенно в области залива Сан-Франциско с его ограниченным рынком недвижимости — уже сам по себе является работой на весь день. Агирре был вынужден покинуть свою первую комнату, потому что соседу не хотелось делить ее с бывшим заключенным. Прожив вместе с другом почти год, Агирре подал заявку на более чем 50 квартир, прежде чем смог найти постоянный дом.

«Найти работу — это одно: все мы знаем, что стигма, связанная с тюремным заключением, делает ее поиск действительно трудным, но то же самое относится и к жилью», — говорит Кеньятта Лил, который в прошлом также отбывал срок в тюрьме, а сейчас работает на Slack как «менеджер по адаптации» в программе Next Chapter.

Лил выступает в роли играющего тренера, помогая Агирре, Орнеласу и Андерсону в вопросах, касающихся жилья, финансов, корпоративных норм и так далее. У них также есть технический наставник, наставник по трудовой культуре и карьерный коуч, а некоммерческие партнеры Slack помогают стажерам с жильем, условно-досрочным освобождением и поездками, а также рассказывают другим сотрудникам Slack об особенностях уголовного права в США. Все это помогло Агирре почувствовать себя спокойнее в офисе, несмотря на то, что он происходил из другой среды, нежели многие его коллеги.

Агирре вырос в городе Линвуд, Калифорния, в преимущественно латиноамериканском сообществе на юге округа Лос-Анджелес. Когда ему было 11 лет, его семья переехала на восток, в округ Ориндж, где через пару лет Агирре связался с членами местной банды. Местная полиция уличила его в незначительных правонарушениях, таких как рисование мелом на телефонном столбе, но никаких серьезных обвинений за этим не последовало.

Позже, 13 марта 2010 года, члена местной мафии Рамона Магана застрелили из дробовика. Свидетели заявили, что его убил не Агирре, но именно он передал пистолет человеку, который в итоге совершил преступление. Агирре обвинили в покушении на убийство, нападении и принадлежности к банде. Через несколько недель после того, как ему исполнилось 18 лет, его отправили в тюрьму на пожизненное заключение.

]]>]]>

Приговор Агирре вызвал общественный резонанс. В 2014 году Апелляционный суд Калифорнии постановил, что у Агирре был «неэффективный» адвокат, и что этот приговор «поднял вопросы жестокого и необычного наказания». На повторном слушании срок заключения Агирре сократили до семи лет, к которым прибавлялись десять лет, назначенные штатом за связь с гангстерами. Затем, в канун Рождества 2017 года, Агирре узнал, что Джерри Браун, который в тот момент был губернатором Калифорнии, решил отменить эту десятилетнюю прибавку, сославшись на образцовое поведение Агирре и трудовую этику в тюрьме. К тому времени Агирре получил свой GED (General Educational Development — диплом, эквивалентный диплому об окончании школы), закончил обучение программированию и пробыл почти восемь лет за решеткой. Он был готов к немедленному освобождению.

В прошлом году CEO Slack Стюарт Баттерфилд и группа его коллег посетили программу Last Mile в тюрьме Сан-Квентин, расположенной к северу от Сан-Франциско. Баттерфилд был особенно впечатлен строгостью проекта и качеством программного обеспечения, которое создавали заключенные. Примерно в то время, когда Агирре выпустили, Slack начал закладывать основы своей программы Next Chapter.

Цель Slack for Good, благотворительного подразделения компании, заключается в вовлечении в технологическую сферу людей, которые недостаточно в ней представлены. «Две наши ключевые ценности — это объединять и сопереживать. Программа Next Chapter стала не только способом обратить внимание на невероятно важную для США проблему, но и дать нашим сотрудникам понять, что эти ценности важны для нас», — сказал глава Slack for Good Дипти Рохатги.

В первый набор Next Chapter взяли трех кандидатов из десяти. Все они прошли строгое собеседование, которое, впрочем, напоминало разговор рекрутеров Slack с любым программистом начального уровня. Агирре стали одним из этих трех людей.  

«Если вы хотите вникнуть в социальный вопрос, вы должны приблизиться к нему», — подчеркивает Лил, который в период своего заключения в Сан-Квентине также прошел программу Last Mile. Там Лил встретился с Дунканом Логаном, CEO акселератора Rocketspace. После освобождения он пять лет работал на Логана.

«Это огромный сдвиг в парадигме — от жизни в камере размером шесть на девять футов и от минимального влияния на свою жизнь до внезапного включения в золотую лихорадку XXI века», — говорит Лил.

Теперь он не только помогает стажерам освоиться, но и, что еще важнее, рассказывает остальной части компании, что значит быть заключенным в США. Однако найм трех людей с криминальным прошлым особо не влияет на общую ситуацию в стране, где из тюрьмы ежегодно выходят более 600 тысяч человек. «Такие программы, как у Slack, помогают освободившимся гражданам почувствовать свою ценность, но не нужно надеяться, что технологический сектор сможет решить все социальные проблемы. От нас ждут аплодисментов таким компания, как Slack, но мы понимаем, что частный бизнес во многом отвернулся от будничной помощи в виде жилья и медобслуживания, и ей занимаются некоммерческие и общественные организации», — добавляет Кэтчер.

По словам представительницы пресс-службы Slack, компания признает, что один проект не решит глобальные проблемы адаптации заключенных. Однако она отметила, что Slack надеется помочь хотя бы своим сотрудникам, побывавшим в тюрьме.

Помимо влияния на жизнь Агирре, Орнеласа и Андерсона, самым важным итогом Next Chapter может стать сдвиг во взглядах сотрудников Slack и, если повезет, технологической отрасли в целом. Slack уже обходит некоторых конкурентов в вопросах поиска талантов среди разных социальных групп. Создание плана по найму бывших заключенных и изменение отношения сотрудников к тем, кто побывал в тюрьме, может привести к еще большему сдвигу общественного мнения. Slack провел множество корпоративных встреч, посвященных уголовному праву, в том числе «симуляторы освобождения», на которых сотрудники моделировали проблемы бывших заключенных, в том числе поиск жилья и регистрацию машины. За последние несколько лет более 200 работников компании посетили тюрьму Сан-Квентин для обучения начинающих разработчиков.

«Когда мы впервые попали в Slack, там был страх», — признает Лил. Одни сотрудники не решались работать вместе с экс-заключенными, другие считали, что программа может отвлечь от более важных задач. По словам Лила, его разговоры с командой Slack помогли изменить это отношение.

Агирре работает в Slack уже шесть месяцев. Он стал одним из старших членов своей команды, поэтому новые сотрудники приходят к нему за советом. По пятницам он ведет курсы, чтобы помочь разработчикам из других отделов понять, как работает процесс автоматизации тестирования. Обычно он обедает с Орнеласом и Андерсоном.

«Сейчас я ценю мелочи — возможность куда угодно поехать, сделать заказ в Uber Eats, поговорить с мамой по телефону, когда захочу», — рассказывает Агирре.

Он продолжает совершенствоваться в профессии. Агирре хочет перейти на фронтенд-разработку, которая позволит ему заниматься функциями Slack, которые видят пользователи. (Создание определенных частей приложения не требует от программистов доступа к данным клиентов.) «Мне не нравится загадывать наперед, потому что вещи всегда меняются. Но я надеюсь, что через пять лет у меня будет хороший послужной список и что моя история поможет окружающим изменить отношение к людям с моим прошлым».

Некоторые из друзей Агирре в округе Ориндж толком не понимают, чем занимаются программисты, но знают, что такое высокие технологии. Агирре пытается побудить их заняться программированием, предлагая отправить им книги для начинающих. «Я говорю им, что это не похоже на работу в старой традиционной компании. Это нечто новое», — отмечает он.

https://kramola-books.ru УНИКАЛЬНЫЕ КНИГИ В ЛИЧНУЮ БИБЛИОТЕКУ или В ПОДАРОК