Горящая Россия: кто виноват в лесных пожарах?

У меня за спиной 20 литров воды в ранцевом лесном огнетушителе. На лице маска, на голове каска, одежда негорючая, с длинным рукавом. Мне жарко. Я иду по большому полю кочкарника, по которому низом идет дым.

Солнца не видно. Мы долго скачем по кочкам, перепрыгиваем через канавы — пытаемся дойти туда, где сейчас горит. С ранцем на 20 килограммов за спиной это делать непросто. А хватает его на одну горящую кочку. И если рядом нет проложенной линии или водоема, то ты оказываешься без воды и надо идти обратно. Под моими ногами дымит земля, это уже от горящей травы занялся торф. И я вспоминаю, как совсем недавно один чиновник смеялся мне в лицо, показывая руками размер небольшого очага и доказывая, что это мелочь, чушь и ничего тушить там не надо. Вспоминаю и чертыхаюсь про себя, ведь на тушение торфяного пожара, который из маленького очага разросся в огромный, уйдут недели.

Это короткое описание одного только маленького эпизода тушения большого пожара на границе Московской и Рязанской областей этим летом. Сравнивать его с сибирскими никак нельзя, но с такого же в 2010 году начиналось задымление Москвы. Точно так же и начиналось — стрельбы на военном полигоне привели к возгоранию. То есть за девять лет никто так и не принял решение перестать поджигать снарядами землю.

Пожары в Сибири начались с так называемых зон контроля. Это такие территории, по которым принято решение — непонятно почему — не тушить, а только наблюдать. И еще считается, что в этих зонах нет населенных пунктов (это неправда, они там есть).

В России ежегодно сгорают миллионы гектаров леса. Вчитайтесь! Миллионы гектаров леса. И относятся к этому каждый год примерно никак. У региональных властей с 2015 года есть законное право вообще ничего не делать с пожарами в зонах контроля. Ведь если бы чиновники приняли решение тушить пожары, когда они были еще небольшими, когда до них еще можно было даже доехать, этой катастрофы не случилось бы. Сейчас ситуация осложнилась до предела. Огонь ушел далеко в лес, до него уже очень трудно добраться, еще сложнее потушить.

И вот теперь я буду говорить вещи, которые всем не нравятся. Ситуацию сейчас должны спасать люди в кабинетах. Они должны перестать с ухмылкой указывать гражданам, что имели право не тушить. Должны перестать жонглировать цифрами в попытках доказать, что в прошлом году горело еще больше. Должны перестать спихивать друг на друга ответственность. Должны начать принимать решения, которые будут вести к ликвидации катастрофы, а не к сохранению бюджета и должностей. Не надо делать вид, что у нас в целом все в порядке, но погода подвела. Погода была только фактором, но не причиной.

И здесь важно помнить кое-что еще. Нынешнюю катастрофу допустило в том числе и общество. Давайте называть вещи своими именами. Пока дыма нет в населенных пунктах, поддержка противопожарной работы минимальна. А эта работа совсем не героическая, она трудная, кропотливая, ежедневная. Знаете, почему Москва сейчас не в дыму? В том числе потому, что добровольные лесные пожарные постоянно мониторят термоточки, сравнивают с картой торфяников, выезжают проверять и тушат (иногда вместе с официальными службами, а иногда и без них) небольшие очаги еще в самом начале. Противопожарная работа — это работа про петиции и запросы властям, про постоянную профилактику, про занятия с детьми, про создание мультфильмов, про обучение добровольцев, про простое «Не жгите траву!» Вот это все вместе и дает результат.

Почему вы предлагаете нам подписать петицию, ведь мы хотим ехать тушить! Это самая распространенная сейчас реакция на просьбу помочь нам оказать давление на власть, чтобы они начинали принимать решения по спасению ситуации.

Мы предлагаем вам участвовать в тушении пожаров так, чтобы ваша помощь была эффективной и безопасной. Быть героем и очертя голову нестись куда-то с призывами или призывать, но самому не участвовать — это история, которая ни к чему хорошему еще никогда не приводила. Представьте: вы приезжаете куда-то (именно куда-то, потому что куда конкретно ехать, почти никто из призывающих не знает), от населенного пункта пожар в 150 километрах, туда можно добраться только авиацией. Все, на этом ваше тушение завершилось. А если вы смогли добраться до пожара, то перед вами стена из огня, падающие деревья и очень большая скорость распространения пожара. На этом с большей долей вероятности закончится ваша жизнь (подробнее о том, как тушат пожары добровольцы).

Если бы власти умели работать с добровольцами по-настоящему, а не только на красивых форумах с флажками, можно было бы все организовать. Тушить верховые лесные пожары (а именно они сейчас в Сибири) очень сложно, тут человек с ведром не поможет. Но можно защищать населенные пункты и нетронутые пока части леса. Для этого, к примеру, копают минерализованные полосы, в том числе без применения тяжелой техники. И от них «отжигаются» в сторону пожара с тем, чтобы огню уже нечем было «питаться», когда он придет на эту территорию. И если бы власти построили работу граждан в этом направлении, объяснив, зачем копать ров там, где не горит, и почему нельзя «отжигаться» самостоятельно, без привлечения специалистов, можно было бы проделать большую противопожарную работу.

Сейчас жителям задымленных городов и горящим лесам могут помочь только правда и действия

Именно поэтому мы призываем вас подписывать петицию. Говорить правду об опасности дыма очень важно для здоровья тех, кто живет сейчас в этом дыму. Помните, как нам врали в 2010-м, что дым от пожаров не наносит вред здоровью, а цифры смертности и заболеваемости серьезно увеличились? Мы должны требовать постоянного мониторинга воздуха, точных, неискаженных данных. И люди должны знать, какие и когда принимать меры — ограничивать физическую активность, меньше бывать на улице, чаще делать влажную уборку дома, проветривать помещения, только когда задымление проходит, и так далее.

Силы и средства, которые есть у государства, могут и должны сейчас тушить все, до чего можно добраться. Но когда вам предлагают в новостях порадоваться, что наконец-то суперсамолет полетит сбрасывать воду, подождите ликовать. Это не волшебная палочка и не компьютерная игра. Даже самый большой и мощный самолет при очень точном сбросе воды сможет лишь смочить линию распространения огня. А таких самолетов не может быть бесконечное количество. Авиация пригодна для доставки и эвакуации групп пожарных, для мониторинга и разведки, но не справится с такими пожарами только сбросом воды.

Сейчас на охрану лесов от пожаров в России выделяется порядка 5 миллиардов рублей в год. И это примерно в 10 раз ниже той суммы, которая реально нужна. Необходимо требовать, чтобы бюджет был намного больше, это очень важная статья расходов, которая позволит избежать ежегодных катастроф.

И самое последнее. «Леса горят постоянно — так устроена природа». Давайте примерно посчитаем. Природных причин пожаров три: сухая гроза, падение метеорита и извержение вулкана. Всё. Все остальные пожары — дело рук человека. (Тут еще был абзац о том, как китайцы не поджигают Россию ежегодно, это делают ваши соседи и знакомые, но вы же все равно мне не поверите, пока своими глазами не увидите.)

Все три причины природного возникновения пожаров редкие, и если бы только из-за них горело, пожары возникали бы в тысячу раз реже и я бы не писала этот текст. Во многих регионах огонь проходит по одним и тем же площадям раз в два-три года. Это все не было заложено природой, хоть человек и является сейчас ее неотъемлемой частью.

Добровольных пожарных в России мало, существенно меньше, чем нужно. Их нужно больше, а уже существующим необходима ваша помощь. Подписавшись даже на небольшое ежемесячное пожертвование — 100, 200, 500 рублей, — вы поможете Гринпису подготовить добровольных пожарных и обеспечить их техникой и средствами защиты. А значит — спасти леса и людей, которые живут рядом с ними.

Подписаться на секретный telegram-канал, чтобы не пропустить эксклюзивную информацию, не представленную больше нигде.