Жозеф Котин - создатель легендарного советского танка КВ

10 марта 1908 года родился Жозеф Котин — создатель легендарного советского танка КВ. Конструктор вооружил Красную Армию боевыми машинами, с которыми войска вермахта боялись вступать в открытый бой.

По окончании Великой Отечественной войны Котин продолжил модернизацию советского ВПК, помогая запускать в космос ракеты и осваивать Антарктиду.

О жизненном пути советского инженера-изобретателя — в материале RT.

От Харькова до Ленинграда

Жозеф Котин родился 10 марта 1908 года в небольшом украинском городке Павлоград (сегодня территория Днепропетровской области) в семье обрусевших поляков. В годы Гражданской войны Котины переехали в Харьков, где 15-летний Жозеф устроился слесарем на котельно-механический завод. Там впервые и проявился его талант к конструкторской деятельности: юный Котин усовершенствовал слесарные тиски и запатентовал своё изобретение.

Окончив местный рабфак, Жозеф по желанию родителей поступил в мединститут, но быстро понял, что его увлечение техникой сильнее. В итоге он перевёлся на автомобильный факультет Харьковского политеха, где, после третьего курса, его как одного из лучших студентов направили на учёбу в ленинградскую Военно-техническую академию РККА. Там Котин защитил диплом, посвящённый разработкам колёсно-гусеничного танка. После этого его вызвали на повторную защиту, на которой присутствовал лично Михаил Тухачевский.

Командующий Ленинградским военным округом обратил внимание на перспективного инженера-изобретателя и распорядился, чтобы тот остался работать в научно-исследовательском отделе академии. Через некоторое время Котина назначили начальником специально созданного проектно-конструкторского сектора.

Молодой инженер занимался новаторскими танковыми проектами и готовил диссертацию по десантированию бронетехники, но в 1937 году в его судьбе произошёл крутой поворот.

Котин возглавляет специализированное конструкторское бюро ленинградского Кировского завода — одного из самых больших в стране. Там он работает над новыми образцами танков.


Жозеф Котин, РИА Новости

В то время перед советскими инженерами стояла приоритетная задача по разработке многобашенной танковой техники, однако Котин параллельно работал и над однобашенной моделью.

Появлению танка КВ невольно поспособствовал сам Иосиф Сталин. В декабре 1938 года на совместном заседании Комитета обороны и Политбюро глава государства снял одну из башен с макета трёхбашенного танка СМК и поинтересовался у Котина, сколько она весит. Инженер ответил, что около трёх тонн. Сталин тут же распорядился «обратить» эту массу на броневую защиту.

Котин также рассказал вождю о своих «однобашенных наработках» и получил одобрение на их развитие. Так Советский Союз наряду с многобашенным тяжёлым СМК получил и танк КВ («Клим Ворошилов»), оказавший огромное влияние на развитие бронетанковой техники не только в стране, но и в мире.

Маршал СССР, чьим именем был назван танк, сыграл важную роль в судьбе Котина. Благодаря участию Ворошилова, будущая жена конструктора, Наталья Поклонова, после двух бесплодных попыток смогла поступить в военную академию, где и познакомилась с Котиным.

Первое детище конструктора — ещё «сырой» КВ — прошёл боевое крещение в Советско-финской войне в 1939 году. Танк участвовал в боях 17 декабря на Линии Маннергейма.

Мощности его 76-мм пушки не хватило для того, чтобы разгромить ДОТ противника, однако он сам остался неуязвимым для вражеской артиллерии благодаря своей непревзойдённой броне. Ещё одним важным достоинством КВ стал дизельный двигатель, риск возгорания которого был существенно ниже, чем у бензиновых аналогов. Через пару дней после боя КВ был официально принят на вооружение РККА.

Главный конструктор Танкограда

К началу Великой Отечественной войны КВ всё ещё оставался частично недоработанным — особенно часто подводила его трансмиссия. А быстро растущей армии не хватало квалифицированных танкистов. Потенциал разработанного Котиным танка летом 1941 года раскрывать было фактически некому, к тому же вышедшую из строя технику при отступлении либо уничтожали, либо бросали.

Однако первые же столкновения с КВ повергли гитлеровцев в шок. В июне 41-го единственный танк КВ под городом Расейняй сутки сдерживал половину немецкой танковой дивизии, вооружённой чехословацкими Pz.35 (t).

А 20 августа старший лейтенант Зиновий Колобанов под Гатчиной на КВ в ходе одного боя сумел уничтожить 22 танка и 2 орудия противника. Из-за неуязвимости советского бронированного титана, выдерживавшего десятки артиллерийских попаданий, немцы прозвали его «Gespenst» — призрак.


Советские тяжелые танки КВ-1 выходят на позицию для атаки, РИА Новости Самарий Гурарий

Жозеф Котин работал в Ленинграде до последнего. Выпущенные под его руководством танки шли в бой прямо с завода. Но оставлять производство бронетехники в семи трамвайных остановках от линии фронта руководство страны посчитало неблагоразумным. Поэтому Ленинградский, Кировский и Харьковский паровозостроительный заводы были эвакуированы в Челябинск, где на базе местного тракторного предприятия развернулся Танкоград, главным конструктором которого и стал Котин.

Война ставила перед конструктором и его коллективом всё новые и новые задачи. На базе КВ была создана облегчённая модель КВ-1с и вооружённый 152-мм гаубицей КВ-2.

Впрочем, эти версии «Клима Ворошилова» не стали по-настоящему массовыми. Из цехов завода вышло также всего 130 единиц сконструированного на базе КВ-1с танка ИС («Иосиф Сталин»). При этом разработанный при участии Котина тяжёлый ИС-2 прославился на фронтах Великой Отечественной. Он был самым тяжелобронированным танком в армиях союзников и одним из самых сильных танков на планете.

«Иосиф Сталин-2» оказался настолько удачным, что состоял на вооружении Красной армии вплоть до самого распада Советского Союза, а затем — ещё и Вооружённых сил Российской Федерации (до 1995 года).

Танк идеально подходил для прорыва хорошо подготовленной обороны противника. Его 122-мм пушка представляла смертельную угрозу для вражеских ДОТов и бронетехники. Немецкое командование официально рекомендовало военнослужащим Вермахта не вступать в открытый бой с ИС-2 и «стрелять по нему из засад и укрытий».

Всего за время войны из цехов советских заводов вышло 3385 танков данной модели. На немецкие «Тигры» и «Пантеры» Котин ответил «Зверобоями» — самоходками СУ-122 и СУ-152.

«Сегодня в массовом сознании КВ и ИС-2 почему-то недооценены, все больше помнят о Т-34. Но тяжёлые танки — это стратегия, это прорыв вражеской обороны. Как можно оценить вклад Жозефа Яковлевича Котина в победу? С огромным уважением, склонив перед ним голову. Это был человек потрясающей внутренней красоты, особого отношения к работе», — рассказала в интервью RT директор Музея трудовой и боевой славы Челябинского тракторного завода Надежда Дида.

За годы войны Котин успел побывать заместителем наркома танковой промышленности, получить звание генерал-лейтенанта, стать Героем Социалистического Труда. Однако несмотря на высокие звания и награды, Котин лично выезжал на фронт и изучал выпущенную под его руководством технику после боя, общался с экипажем, стремясь усовершенствовать свой танк.

После войны

Вскоре после прихода к власти Никиты Хрущёва советский ВПК переориентировался на ракетные технологии, бронетехника отошла на второй план.

Тем не менее, о Котине новое советское руководство отзывалось с неизменным уважением.

«Этот человек помог нам выиграть войну», — так говорил о конструкторе Первый секретарь ЦК КПСС.

В мирное время Котин продолжил проектировать различную технику, используя свой колоссальный «танковый» опыт. Так, при его участии появился один из лучших в мире тракторов К-700 «Кировец», отмеченный многочисленными наградами, а также К-12, используемый при лесозаготовках.

Конструктор создал и вездеход «Пингвин», долгое время применявшийся в Арктике и Антарктике. На базе «котинских» танков были разработаны подвижные грунтовые комплексы с ракетным вооружением.


Жозеф Котин

В 1968 году Жозеф Котин стал заместителем министра оборонной промышленности СССР, дослужился до звания генерал-полковника инженерно-технической службы. В отставку из министерства Жозеф Яковлевич вышел только в 1972-м.

Родные Котина вспоминают, что глава семьи не был в отпуске 17 лет. А когда после войны руководство чуть ли не силой отправило его в санаторий, конструктор каждый день звонил на работу и умудрялся летать с отдыха на завод, чтобы лично разобраться с какими-то неполадками.

Святослав Князев

Нажмите Подписаться на канал, чтобы не пропустить наши новые видео.

 
Развернуть комментарии