Ноосферная арктическая стратегия Земли

Мой доклад предлагает осмыслить роль арктического сегмента Земли в решении вопросов устойчивого развития человечества и России в XXI веке.

1. Что же происходит с человечеством в пространстве Биосферы? Северный меморандум В.П. Казначеева. Эпоха Великого Эволюционного Перелома

Думаю, что эта роль Севера недооценивается, причем опасно недооценивается с точки зрения выживаемости человечества в XXI веке, выхода из состояния уже состоявшейся первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы.

Сложность обсуждаемой проблемы состоит в том, что проблема роли Севера, а правильнее – арктического сегмента Земли, северной части криосферы в гомеостатических механизмах Земли как суперорганизма и Биосферы является многоаспектной, многослойной.

Она требует синтеза знаний о механизмах функционирования и развития Земли как целостной суперсистемы организмического типа, знаний о механизмах функционирования и развития Биосферы и знаний о законах, механизмах функционирования и развития человечества как хозяйствующего, природопользующего «агента» на Земле, чья деятельность превратилась в энергетический фактор, преобразовательная мощь которого приобрела глобальный масштаб, приблизившийся к пределам этих гомеостатических механизмов.

Впервые, очевидно, приблизился к оценке Земли и Биосферы как суперорганизмов в своем учении о биосфере и ноосфере В.И. Вернадский в период с 1916 по 1945гг. [1, 2, 12, 13]. В 70-х годах ХХ-го века, не зная работ В.И. Вернадского, гипотезу живой Земли выдвигает английский ученый и инженер Джеймс Лавлок, назвав планетную систему Земли вместе с заселяющими ее живыми организмами Геей (Gaia) по имени древнегреческой богини Земли [15, с.182; 16].

А.Б. Казанский, используя концепцию Дж. Лавлока и теорию аутопоэзиса У. Матураны и Ф. Варелы, ставит вопрос об идентификации «Биосферы и Геи» (здесь он условно считает их синонимами) как самопродуцирующейся, аутопоэтической системе («аутопоэзис» – самопродуцирование, термин составленный из 2-х слов древнегреческого происхождения: «auto» – «сам» и «poiesis» – «строить, творить, производить») [15, с.183 - 187].

Параллельно и независимо от Дж. Лавлока к гипотезе «живой Земли» уже в 70-х годах приходит И.Н. Яницкий [17]. Он доказывает, основываясь на геофизических многолетних исследованиях, что для Земли характерно «негэнтропийное развитие» с повышением её массы и организации, которое связано в его оценке с «эфиродинамикой» [17, с.26].

В его выводах, обращенных к человеческому разуму, звучит императив: прикладные «практические задачи (в том числе и социальные) целесообразно развивать только с позиций соподчиненности интеллектуального уровня человека вышестоящему уровню всесильной природы. При этом, ни о каких программах «завоевания Космоса», «управляемого полета на Марс» и др. до получения реальных знаний о строении вмещающего нас Мира речи не может быть вообще»[17, с.26].

Тем более это звучит актуально, когда мы затрагиваем вопрос о роли арктического сегмента Земли, Биосферы в действии их гомеостатических механизмов. А все данные свидетельствуют, что это роль исключительно велика.

Г.Н.Голубев на основе своих исследований по глобальной экологии пишет, что «парадигма экономического роста поощряет деградацию природных ресурсов».«Человечество уже не может продолжать ту же стратегию бесконтрольного и бездумного использования экосферы, поскольку существуют пределы ее гомеостазиса»,замечает он и формулирует понятие о «несущей способности (потенциальной емкости) территории» как определенной экосистемы [15, с.132, 133] (выдел. мною, С.А.).

Имеется ввиду

«несущая способность» экосистемы для жизнедеятельности людей. Понятно, что «несущая способность» экосистем на северных территориях для обеспечения жизнедеятельности людей на несколько порядков меньше, чем в умеренных и приэкваториальных широтах. И здесь процессы деградации, да еще в условиях первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы, могут стать мощным ускорителем экологической гибели человечества.

Поэтому в условиях, когда обозначились Пределы прежним механизмам цивилизационного развития в форме уже состоявшейся первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы, особенно важно создать систему мероприятий по сохранению определенного экологического равновесия именно на севере, в Арктике, в арктическом сегменте Биосферы.

Причем это касается не только уникальных и хрупких высокоширотных биогеоценозов, биосферных систем, геосистем, например, Северного Ледовитого океана, сложившейся криосферы, но и сложившихся форм жизнедеятельности народов Севера, в которых главенствовала культурно-гармоническая функция, трепетное отношение к делу сохранения природной среды их жизнедеятельности.

В.П. Казначеев подчеркнул особое значение сохранения генома северных этносов, поскольку в нём, в их культуре, накопился «огромный жизненный опыт, генетическая, биологическая концентрация… эврибионтности, необходимая приспособительность к приполярным зонам, не только температурным, пищевым, биологическим, но и электромагнитным, геокосмическим особенностям экологии»[19, с.91].

И далее В.П.Казначеев ставит этот вопрос – как «проблему номер один XXI века» и утверждает:

  • «…все этносы сохранившиеся к концу ХХ столетия являются резервом, обязательным условием сохранения и выживания всего человечества на планете Земле»;
  • «Народы приполярных территорий Европы, Азии и Америки являются важнейшим звеном, необходимым для сохранения будущего, общего генетического, эпигеномного, культурного, исторического объема обобщенного исторического богатства человечества, которое и обеспечивает его дальнейшее процветание»;
  • «Сбрасываемые сегодня отходы в воздушное пространство, в речные бассейны, текущие на север в европейском, азиатском и американском континентах, постепенно засоряют воздушное пространство и Ледовитый океан и всё более и более затормаживают процессы возможной рекреации. В северных шапках Арктики и южных полюсов естественно-природные циклы замедлены относительно экваториальных и южных широт почти в 1000 раз. Вследствие этого заторможенная реакция накапливающихся от средних и южных широт отбросов на приполярных территориях приведёт к постепенному удушению, гибели среднеширотных и южно-широтных территорий планеты. Значит, хотим мы того или не хотим, планета действительно живет и дышит Северным домом. Именно от него зависит в будущем выживание средних, южных и экваториальных широт, то есть всего космического тела планеты Земля» [19, с. 91, 92о зависит в будущем выживание средних, южных и экваториальных широт, то есть всего космического тела планеты Земля"дет к п] (выдел. мною, С.А.).
  •  

В.П. Казначеев показывает и предупреждает, что «человечество постепенно нарушает, вносит необратимые изменения, «шумы» в два гигантских экологических, геокосмических коллектора планеты (мое замечание: имеется ввиду территория Арктики и Антарктики, северный и южный географические и магнитные полюса).

И если эти незаменимые рекреационные зоны будут забыты, нарушены, то дальнейшая гибель планеты неминуема, либо потребуется колоссальное вмешательство человечества для их восстановления. Такого положительного опыта у человечества нет, а негативного в его истории очень много» [19, с.92].

Он выстраивает интересную модель-гипотезу в форме следующего утверждения:

«Биосферный чехол планеты каждую весну распространяется в приполярные зоны. В короткий летний вегетационный период он наполняется миграциями птиц и животных.

На зиму биосферный чехол деградирует, но часть его вещества из северных и южных приполярных шапок перемещается в средние и экваториальные широты. Приполярные зоны могут считаться своеобразным источником «планетарных» гормонов, факторов роста и стимуляции, которые постепенно от вечно мерзлотных грунтов движутся на юг и таким образом биохимически стимулируют, вносят очень важный эпигеномный или генетический компонент в выживание и сохранение всего биосферного чехла» [19, с.92] (выдел. мною, С.А.).

Я называю эти утверждения В.П. Казначеева, опубликованный в монографии «Здоровье нации. Просвещение. Образование» в 1996 году, «Северным меморандумом В.П.Казначеева». В итоговом положении этого казначеевского меморандума звучит предупреждение человечеству по поводу роли Севера в его будущей судьбе:

«Суммируя все сказанное, можно заключить, что в своей эволюции человечество все более ощущает зависимость выживания или своей гибели от северных и южных приполярных территорий планеты. Таким образом, проблема Северного Дома планеты – это, несомненно, величайшая экологическая, социальная, геокосмическая проблема XXI века» [19, с.93].

Таким образом, «Северный меморандум В.П. Казначеева» подчеркивает исключительную роль в системе гомеостатических механизмов Земли и Биосферы «Северного Дома планеты». Подчеркну, что в условиях уже разворачивающихся глобально-катастрофических процессов по отношению к экосистемам Земли, это утверждение В.П. Казначеева только обостряется, приобретает императивный характер.

Особое место этот «Северный меморандум» занимает в общей проблеме устойчивого ноосферного развития, когда мы начинаем рассматривать взаимосвязь планетного тела Земли с Солнечной системой, действующими на нее потоками вещества и энергии, идущими от Солнца и Космоса.

Следует согласиться с мыслью В.П. Казначеева:

«Понять сущность жизни, живого планетарного вещества, его разумной формы человечества, человека, рассматривая лишь изолированное пространство Земли, видимо, не удастся. Земная жизнь неотрывна от космических процессов, включена во всеединство мирового целого (универсума).

Пути прогресса человечества, так же, как сопровождающие его жизнь противоречия, напряженность, катастрофы, могут быть постигнуты и подвергнуты регулированию только на основе широкого понимания антропокосмического характера социально-природной эволюции человека, его перспектив» [18, с.41].

Это же положение отражено в «Меморандуме Вернадского – Чижевского» или «Космическом меморандуме организованности живого мироздания» (по И.Ф. Малову и В.А. Фролову [19, с.66-75]), по которому и Вернадским, и Чижевским утверждается роль гелиокосмических сил в развитии структурной организации и Земли, и Биосферы [20, с.19].

Складывающуюся глобальную ситуацию я назвал Эпохой Великого Эволюционного Перелома [14]. Она означает, что первая фаза Глобальной Экологической Катастрофы определила некий переходной рубеж в социальной эволюции человечества, требующей смены самих «логик» такой эволюции.

В моей оценке эта Эпоха Великого Эволюционного Перелома есть переход от стихийной логики развития методом проб и ошибок («спонтанной истории» по З.Бжезинскому, который просил коммунистов в СССР в 1989 году её не трогать, отказаться от планирования и отдаться якобы саморегулирующей силе рынка и истории на его основе) к управляемой истории, но уже в виде управляемой социоприродной (социобиосферной) или ноосферной эволюции.

Вот эту эпоху будущей ноосферной эволюции, которая должна реализовать императив выживаемости человечества, и синтез наук, который обеспечивает научные основания для такого управления, учитывающего действующие геобиосферные гомеостатические механизмы, я назвал Ноосферизмом.

Поэтому Эпоха Великого Эволюционного Перелома в самом «векторе трансформации» имеет ноосферную направленность.

В монографии «Эпоха Великого эволюционного Перелома» (2007) мною отмечалось:

«Это эпоха «ноосферно-человеческой революции», это эпоха становления Социализма на Земле – не только как справедливого общества для людей, но и как справедливого общества для Биосферы и Земли-Геи как суперорганизмов. Это еще надо осознать. Бунтует против капитализма не только сам человек, спасающий свою человечность, но и сама Природа – Биосфера и Земля-Гея, в рамках действия своих гомеостатических механизмов (законов)» [14, с.8].

Позитивное решение утверждений «Северного меморандума В.П. Казначеева» возможно только в системе ноосферного бытия.

Ноосфера – термин, введенный Э. Леруа под воздействием лекций В.И. Вернадского по биосфере в Париже. Но научное наполнение этого термина, его превращение в научную категорию было выполнено В.И. Вернадским, создавшим за 20 лет к 1945 году, учение о ноосфере, и этим самым совершив научный и духовный подвиг, которым может гордиться Россия.

Мною эксплицировано 8-мь основных смыслов категории «ноосфера» [3, 8]. Здесь выделим один важнейший смысл этой категории:

ноосфера – это биосфера, ассимилированная человеческим разумом; это новое состояние биосферы, в котором человеческий разум, совокупный интеллект человечества (общественный интеллект) встраивается в гомеостатические механизмы и начинает участвовать в биосферно-гармонизирующих процессах в рамках логики «развивающейся гармонии» (по В.Н. Сагатовскому).

Роль северного сегмента Биосферы в гомеостазе будущей Ноосферы трудно переоценить. Создание научных, духовно-культурных, правовых, экономико-хозяйственных, этнологических основ для обеспечения сохранения гомеостатической функции Севера в общей логике устойчивого развития человечества в единстве с системой «Земля – Биосфера» и призван обеспечить Ноосферизм в той своей части, которая касается проблем Севера.

В моём докладе выносятся следующие вопросы для обсуждения, диалога и дискуссии:

  1. Ноосферизм как научно-мировоззренческая, теоретическая и идеологическая система в XXI веке и одновременно как модель будущего гармонического развития человечества.
  2. Ноосферный гуманизм и проблемы его «полярного» измерения.
  3. Роль арктических регионов в обеспечении гомеостаза Биосферы и Ноосферы.
  4. Проблема сохранения генома северных народов как условия прогрессивного развития человечества.
  5. Глобальная экология арктического сегмента Земли и ее место в общей глобальной экологии.
  6. Особенности хозяйствования в суровых условиях Севера через призму становления ноосферной экономики.
  7. Климатология Севера и ее место в ноосферном развитии человечества в XXI веке.
  8. Ноосферный контекст проблемы добычи полезных ископаемых на северных территориях, включая шельф Северно-Ледовитого океана.
  9. Этнология народов Севера через призму концепции ноосферного научно-образовательного общества.
  10. Структура и функция полярной экосистемы в пространстве и времени.
  11. Полярно-глобальные гео-биосферно-экосоциальные связи.
  12. Место и роль ледяных масс Земли в гомеостатических механизмах современного режима устойчивого развития.
  13. Управление социоприродной гармонией в северных районах: специфика, опыт, проблемы, теория.
  14. Ноосферное «измерение» культурных и хозяйственных традиций народов Севера.
  15. Трофическая структура полярного морского и наземного разнообразия.
  16. Опасности потепления климата для районов вечной мерзлоты: прогнозы, ожидания, будущие технологии.
  17. Север России и Сибири как хранилище ископаемой пресной воды. Проблемы его хозяйственного освоения.
  18. Перспективы принципиально новых решений в формировании энергетической и транспортной инфраструктуры на Севере.
  19. Качество образования в контексте задач образования для населения арктических регионов.
  20. Проблемы ноосферной нравственности.
  21. Полярная наука в системе Ноосферизма.
  22. Гелиобиология в контексте солнечных процессов в полярных климатах
  23. Полярно-ноосферное человековедение [8]. Полярные особенности филогенетических и онтогенетических адаптаций.
  24. Полярная медицина и проблемы здоровья народов Севера и Сибири.
  25. Концепция закона энергетической стоимости [7] и его значение для экономики северных районов.
  26. Психология и педагогика народов Севера через призму задач становления «Ноосферы будущего».
  27. Арктические территории России в системе ее Национальной безопасности.
  28.  

Как следует из списка вопросов, речь идет о коллективной форме «мозгового штурма» по раскрытию системного, целостного подхода к синтезу научных знаний о роли «Северного Дома планеты Земля» в механизмах устойчивого развития ноосферы, ноосферного человечества.

К этому подвигает нас нарастающая неадекватность человеческого разума, культуры, образования, политического истеблишмента стран мира тем реалиям, в которых оказалось человечество. Развивающаяся первая фаза Глобальной Экологической Катастрофы только индикатирует эту неадекватность.

Л.К.Фионова в статье «Образ потопа» (2007) показывает, что человечество в последние годы уже де-факто находится в состоянии катастрофических изменений климата.

Подзаголовок этой статьи «Глобальная экологическая катастрофа – приговор капитализму» [21] красноречиво свидетельствует о признании рядом ведущих специалистов страшной правды – уже развертывающейся глобальной экологической катастрофы, главным признаком которой по Л.К.Фионовой становится глобальное потепление.

Она показывает, что «для удержания своего господства в мире» ТНК «широко используют ложь, двойные стандарты и насилие», «пресекают перспективные научные разработки, в том числе разработки альтернативных источников энергии» [21].

Л.К.Фионова предупреждает: «осознание катастрофы происходит, но достаточно медленно» (выдел. мною, С.А.) [21].

А.П.Федотов в работе «Глобалистика: Начала науки о современном мире» (2002) [22] сконструировал систему обобщенных параметров мира, через призму анализа динамики которых приходит к выводам, близким к моим, подтверждая коллапс мира в промежуток времени – 2020 – 2030гг., что совпадает с предсказанием Медоузов [23]. Причем он выделил две закономерности.

Первая закономерность отражает нарастание катастрофических последствий в поведении «индекса устойчивости», приводящее к коллапсу между человечеством и Биосферой в 2020 – 2030гг., что соответствует проявлению Большой Логики Социоприродной Эволюции (БЛСЭ) [2, 3].

А вторая закономерность выражает собой, уже в моей терминологии, Внутреннюю Логику Социального Развития (ВЛСР) [2, 3], характеризует рост «индекса социально-экономической дисгармонии», и приводит по прогнозу А.П. Федотова к «кульминационной точке взрыва истории» в 2020 – 2025гг. [22, с.116, 117].

А.П. Федотов восклицает по этому поводу:

«поразительно совпадение во времени критических моментов истории, характеризующее глубокую связь и точную синхронность обоих типов взаимодействий» [22, с.117] (выдел. мною, С.А.).

И на основе этого он приходит к выводам [22, с.124]:

  1. Об исчерпании капитализмом своего исторического ресурса
  2. О необходимости решения проблемы «преобразования биосферы в ноосферу, сформулированной В.И.Вернадским», которая становится в нынешнем XXI веке «проблемой конструирования и обновления Земной ноосферной цивилизации»
  3. О необходимости перехода к экологическому социализму как оптимальной и реальной эколого-социально-экономической системе первой половины XXI века.
  4.  

Аналогичные выводы формулируются в работах Н.Н. Лукъянчикова, В.Н. Василенко и др.

К этому следует добавить, что загрязнение Арктического бассейна уже началось и темпы роста этого загрязнения, по мере обращения мировой капиталократией своих алчных взоров на этот лакомый кусок мирового ресурсного пирога и начала его потребления, увеличиваются по экспоненте.

Уже, если вести речь об акваториях, примыкающих к берегам России, фиксируются большие загрязнения Баренцева и Карского моря, при достаточно малом потенциале экосистем этих морей к самоочищению [24].

Особое значение в проблеме устойчивого развития экосистем Севера принадлежит России. Ее территория захватывает более 60% северного сегмента Биосферы.

К.Я. Кондратьев, В.Ф. Крапивин, Г.В. Филлипс справедливо в [24, с.7] предупреждают человечество, в том числе российское сообщество:

«Дальнейшее воздействие на хрупкие арктические экосистемы приведет к отрицательным последствиям, масштабность которого может достичь глобального уровня. Поэтому проблема развития северных территорий, особенно в России, требует проведения тщательного анализа динамики всех типов экосистем, формирования базы данных об их состоянии и разработки эффективных путей согласованного развития природных и антропогенных процессов» (выдел. мною, С.А.).

Россия по М.В. Ломоносову прорастает Сибирью и Севером.

Россия – самая холодная цивилизация в мире, с самой большой территорией, расположенной на высоких широтах, с большим хронотопом бытия [7].

Россия дала миру впервые в истории великий прорыв к социализму в 1917 году. И в течение всей советской эпохи шла по пути строительства социализма, открыв миру новые основания человеческого бытия, когда труд стал делом славы и героизма, когда наука, образование, культура заняли высший приоритет в развитии общества и человека.

Но Россия стала родиной не только первого социалистического общества, но и родиной учения о ноосфере В.И. Вернадского, становящейся научно-мировоззренческой системы Ноосферизма и соответственно Ноосферного, Экологического, Духовного Социализма [1 - 12].

Наступило время мобилизации научного разума, мобилизации честных сил нации и культуры, всех честных людей мира на предотвращение надвигающейся опасности возможной экологической гибели человечества. А.Гор, бывший вице-президент США, еще в начале 90-х годов в своей книге «Земля на чаше весов. Экология и человеческий дух» пришел к неутешительным для Западной, рыночно-капиталистической цивилизации выводам:

  • «…все это свидетельство духовного кризиса современной цивилизации, порожденного ее внутренней пустотой и отсутствием великой духовной цели» [25, с.404];
  • «…наша политическая система (США) сама по себе к настоящему времени настолько изношена, настолько испорчена злоупотреблениями, что мы более не способны делать последовательный и разумный выбор на пути своего национального развития» [25, с.182];
  • «Я пришел также к более глубокому пониманию самого устрашающего факта, из всех, с какими нам пришлось столкнуться в наш век: цивилизация способна уничтожить самое себя» [25, с.13] (выдел. мною, С.А.).
  •  

И начало этого процесса уже произошло в форме первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы [2, 11]. Бездушная эксплуатация арктического или северного сегмента Биосферы только ускорит падение человечества и России в «бездну» возможной экологической гибели.

Я твердо уверен: великая духовная цель у человечества – Ноосферизм или Ноосферный Социализм.

Именно на этом духовном и интеллектуальном пути Эпоха Великого Эволюционного Перелома [14] становится Эпохой Победы Человечности на пути развивающейся гармонии – социобиосферной гармонии.

2. Категория ноосферизма

Ноосферизм – категория, введенная автором в научный оборот 22 – 24 года назад. В 1997 году в работе «Ноосферизм и социализм (Вернадский как социалистический мыслитель)» указывалось [1, с.342-349]:

«Становящийся ноосферизм, как учение об управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта, выдвигает на передний план образование и просвещение, более того ставит вопрос, что «общество будущего», в форме которого сможет появиться динамическая социоприродная гармония, есть образовательное общество» (выдел. мною, С.А.). В дальнейшем в монографии «Ноосферизм» (2001) мною смысловое наполнение категории «ноосферизм» было развито [2]. В этой работе отмечались следующие моменты Ноосферизма:

  1. «Ноосферизм есть соединение учения о социализме и коммунизме и учения о ноосфере В.И. Вернадского, связанное с более глубоким исследованием оснований становления будущей ноосферы со стороны человека, т.е. антропогенных, социальных, экономических, политических оснований, дополняющих естествоведческую позицию В.И. Вернадского и его последователей. Ноосферизм есть теоретическая система философско-научных, научно-методологических взглядов, раскрывающих законы и закономерности, принципы и императивы становления социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и образовательного общества» [2, с.8];
  2. «…ноосферизм есть отказ человечества от рыночно-капиталистической формы своего бытия…» [2, с.8];
  3. «Ноосферизм учитывает технологический детерминизм, но только как сопутствующий. Во Внутренней Логике Социального Развития он подчеркивает правоту марксистского прогноза в главном – в смысле отказа от рыночно-капиталистической формы хозяйствования, но теперь в конце ХХ века это связано с экологическими Пределами» [2, с.9];
  4. «Ноосферизм одновременно предстает итогом той научной революции, того синтеза научных знаний, которые могут быть названы «вернадскианской революцией», названной так в честь Владимира Ивановича Вернадского» [2, с.15];
  5. «Ноосферизм как теоретическая система опирается на теорию глобальной гармонии и глобальной патологии мира, которая позволяет расширить смысловое содержание категории здоровья до понимания ее как нормы динамической социоприродной гармонии» [2, с.515];
  6. «Ноосферизм исходит из фундаментального значения семьи в сохранении глобального здоровья человечества и России, как главного условия прогрессивной эволюции. Ноосферизм как теоретическая система становится основанием Неклассической гуманизации всех институтов общества и государства, в том числе образования» [2, с.517];
  7. «Ноосферизм определяет ноосферное измерение качества жизни» [2, с.527].
  8.  

Монография заканчивалась словами:

«Свет учения о ноосфере В.И. Вернадского входит в фундамент ноосферизма. Его величественная фигура русского энциклопедиста, представителя Русского Возрождения будет стоять у истоков нового пути человечества в III-е тысячелетие» [2, с.528].

В 2003 году к 140-летию со дня рождения В.И. Вернадского по моей инициативе была выпущена коллективная монография «Вернадскианская революция в системе научного мировоззрения – поиск ноосферной модели будущего человечества в XXI веке». В своих разделах этой монографии я продолжил осмысление категории ноосферизма:

«Ноосферизм – это не только новая модель бытия, социоприродного гомеостаза, – указывалось в работе, – но и новая философия, новая научная картина мира, новое качество человека. В этой философии понимание Природы как Самотворящей Природы, Природы – Пантакреатора, понимание не только бытия человека, но и Бытия вообще, как креативного бытия, становится важнейшим онтологическим основанием. Илья Пригожин заметил: «Пассивная Вселенная не способна порождать созидающую Вселенную» [3, с.9].

В 2004г. в [4, с.91] я продолжил развитие экспликации Ноосферизма как категории:

«…теоретическая система Ноосферизма должна представлять собой многотомную теоретическую систему, охватывающую общие основания ноосферизма, философию ноосферизма, учение об общественном интеллекте, социологию ноосферизма, экономическую теорию ноосферизма, ноосферную (глобальную) экологию, учение о живом веществе (ноосферную виталогию), теорию биосферной гомеостатики, ноосферное человековедение (или ноосферную антропологию), естественно-научные основания ноосферизма, теорию (учение) ноосферного социализма и другие направления».

Отмечу, что частично, эта программа, насколько это по силам автору, выполняется в издаваемых 13-ти томах «Сочинений» [5-10].

Отвечая на дискуссию в Интернете и нападки на Ноосферизм со стороны М.Н. Кузнецова, И.В. Понкина, Т.А. Квитковской в работе «Ноосферизм: движение, идеология или новая научно-мировоззренческая система? (открытое письмо-ответ некоторым «борцам» против ноосферизма)» [5,11], я писал:

  • «Ноосферизм, в перспективе своего развития, есть синтез всех наук, но такой синтез, «фокусом» которого выступает ноосферогенез в будущем, «ноосфера будущего», обеспечение такого социоприродного гомеостаза (квазигомеостаза), в котором сохраняется действие гармонизирующих функций гомеостатических механизмов Биосферы и планеты Земля» [5, с.604; 11];
  • «Ноосферизм есть поток научных идей, направленный на выработку таких обобщенных знаний по отношению к наиболее сложному объекту познания – сверхсложной системе «Земля – Биосфера – Человечество», которые позволили бы обеспечить ноосферное развитие человека в Биосфере и на Земле, сохранить себя как биологический вид и как социальное человечество, как человеческий разум, в единстве с сохранением «суперорганизмов» Биосферы и «Земли-Геи» по Дж.Лавлоку, т.е. с подчинением себя ограничениям действия законов Бауэра – Вернадского и Чижевского. Поэтому Ноосферизм как научный комплекс охватывает проблемы глобальной экологии (Раймерс, К.Я. Кондратьев и др.), причем придает им, как указывал академик Яншин, действительные обобщенно-научные основания» [5, с.623; 11];
  • «Речь идет о новом гуманизме – ноосферном гуманизме, в системе которого человек рассматривает себя не как «господина» над Природой или ее «потребителя», а как часть Природы, наделенную разумом, и ответственную за сохранение Природы и всего живого на Земле, за сохранение биологического разнообразия и разнообразия человечества» [5, с.636; 11];
  • «Является ли ноосферизм, как научно-мировоззренческая система, идеологией? Да, является. Но как об идеологии в ее «завершенном образе» о ней говорить рано. Это есть становящаяся идеология. И её идеологическая роль в общественном сознании будет усиливаться по мере того, как будет крепнуть ноосферное мировоззрение в каждом человеке России и в каждом человеке Земли» [5, с.638; 11].
  •  

Основные положения авторской версии Ноосферизма можно свести к следующим положениям:

1. Ноосферный этап в социальной эволюции человечества и ноосферная эпоха в глобальной эволюции Биосферы и в целом планеты «Земля» – закономерный этап, отражающий в себе действие закономерности «оразумления Вселенной», действие космогонического закона интеллектуализации на протяжении ее эволюции, который сопровождает рост кооперации в системах Вселенной [5, с.31].

2. Мировая цивилизация встретила ХХ-й век как аграрная, вещественная цивилизация с малой энергетикой хозяйствования и, следовательно, – с малой энергетикой «мировой работы» по преобразованию природы. «Доминирующими регуляторами развития аграрной цивилизации была конкуренция и естественный отбор, которые приобрели характер рыночной конкуренции, социального и рыночного отбора» [5, с.32]. Гармонизирующую функцию в социоприродной эволюции между обществом и природой выполняла Биосфера вследствие действия закона квантитативно-компенсаторной функции Биосферы по А.Л. Чижевскомузакону биосферного гомеостаза (как системы). Действие стихийных регуляторов развития на протяжении всей Истории сконцентрировано в законе Ф.М.Достоевскогозаконе «искажения великодушных идеи». Происходит постоянное искажение целей человека, переворачивание Добра и Зла. Однако сама социальная эволюция в рамках Стихийной Истории несет в себе закономерность роста общественного интеллекта (всемирно-исторический закон роста идеальной детерминации в истории) и соответственно роста значения закона кооперации.

3. В ХХ веке произошел скачок в энергетике хозяйствования человечества в 10-ть в 7-й степени раз. Произошел Большой Энергетический Взрыв в социальной эволюции человечества. Возникла энергетическая цивилизация человечества, охватывающая ХХ-й век и начало XXI-го века. Но скачок в энерговооруженности хозяйствующего на Земле человека в рамках рыночно-капиталистической – стихийной логики хозяйствования оказался не уравновешенным соответствующим подъемом качества человека и качества общественного интеллекта, в первую очередь качества функций «управления будущим» – проектирования, прогнозирования, планирования, программирования, управления взаимодействием общества и природы.

Возникла «информационно-интеллектуально-энергетическая асимметрия человеческого Разума (ИИЭАР)», частными случаями проявления, которой стали:

  • «технократическая асимметрия» единого корпуса знаний, отражающая отставание в развитии научных знаний о живом веществе, о Биосфере, о Земле, о человеке и человеческом интеллекте, о законах функционирования Биосферы и Земли как суперорганизмов;
  • «интеллектуальная черная дыра» (понятие, введенное В.П. Казначеевым), выражающая собой запаздывание реакции человеческого разума на генерируемые его хозяйственной деятельностью темпы роста негативных изменений в монолите живого вещества Биосферы, на планете Земля, в том числе негативных изменений в живом веществе человечества [2, 5]…

…4. Синтез большой энергетики хозяйствования со стихийными регуляторами развития, олицетворяемыми Рынком, Войнами, Голодом, Частным Интересом и Частной Собственностью, в ХХ-ом веке – в «эпоху энергетической цивилизации», вызвал начало первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы на Земле

Которая, при сохранении ценностей и оснований рыночно-капиталистической формы хозяйствования и бытия человечества, может увести его в небытие по моим прогнозным оценкам к середине XXI века (по крайней мере, человечеством будет перейден тот «экологический Рубикон», когда процесс его гибели нельзя будет остановить) [2 - 11].

Замечу, что если В.И. Вернадский в начале ХХ-го века обратил внимание на планетарную мысль человечества как геологический фактор, преобразующий лик Земли и становящийся значимым компонентом эволюции системы «Земля – Биосфера – Человечество» [12, 13], то я обращаю внимание на то, что в условиях возросшей энергетики мирохозяйствования и ИИЭАР неадекватность человеческого интеллекта, общественного интеллекта задачам управления социоприродной гармонией уже привела к первой фазе Глобальной Экологической Катастрофы.

Становление Ноосферизма происходит в пространстве этой Глобальной Катастрофы и определяет его миссию стать такой научно-мировоззренческой системой и такой идеологией, которая помогла бы человечеству выкарабкаться из пропасти этой катастрофы, перейти к логике бытия в форме управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и образовательного общества.

5. Таким образом, рубеж ХХ-го и XXI-го веков, II-го и III-го тысячелетий можно характеризовать как Кризис Классической всемирной Истории в форме первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы. Эта катастрофа обозначила её Экологические пределы, невозможность развития человечества на прежних цивилизационных основаниях.

Наступили Экологические Пределы таким основополагающим ценностям капитализма, рыночной формы хозяйствования, каковыми являются ценности частной собственности, свободы на основе частной собственности на средства производства и капитал, свободного рынка, демократии на основе свободного рынка и рыночной экономики, т.е. тем ценностям, которые составляют основу глобального империализма, строя мировой финансовой капиталократии, маскирующихся «ликом западной демократии».

Эти Пределы означают, что мирохозяйствование в его стихийной, рыночно-капиталистической форме, как природопользование, подошло к пределам компенсаторного потенциала Природы, т.е. Биосферы и Земли Геи как суперорганизмов. Их гармонизирующий созидательный механизм стал не справляться с разрушительными последствиями рыночно-капиталистического, агрессивного по своей сути, природопользования.

Отмечу, что это связано с негативным синтезом большой энергетики хозяйственного природопотребления со стороны человечества и рыночно-капиталистической формы его организации, ориентирующейся на получение прибыли, на частные интересы мировой финансовой капиталократии, которые ради получения сверхприбылей оборачиваются империалистическими войнами, экономическим колониализмом, истощением восстановительных ресурсов Биосферы и в целом Земли.

Возник императив выживаемости человечества в форме императива перехода к управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и научно-образовательного общества, т.е. к ноосферной эволюции.

Таким образом, Ноосферизм в XXI веке предстает как форма спасения человечества от неминуемой экологической гибели в рыночно-капиталистическом пространстве Бытия, как Ноосферный Социализм, определяющий коллективистскую модель Бытия на основе социальной справедливости, доминирующей роли общественной собственности на средства производства и плановых начал в социально-экономическом развитии.

Следует заметить, что 15 октября 2007 года на XVII съезде Коммунистической партии Китая (КПК) было определено развитие социализма в Китае как строительство «гармоничного общества», «ресурсосберегающего и дружелюбного к окружающей среде общества», в котором совершенствование законов нацелено на «экономию энергетических и других ресурсов и охрану экосреды» [36].

Здесь я отмечаю сдвиг к пониманию миссии социализма в XXI веке как такого социального устройства общества, которое решает глобальные экологические проблемы. Ноосферный социализм или Ноосферизм и есть такой экологический социализм.

6. Взгляд на историю человечества через призму энергетического базиса мирохозяйствования человечества, приведший к делению всего временного периода социальной эволюции человечества на «эпоху малоэнергетической аграрной цивилизации человечества» (от начала неолитической революции 10 тыс. лет назад до ХХ века, около 800 поколений людей) и на «эпоху энергетической цивилизации человечества» (от начала ХХ века и по начало XXI века, около 4-5 поколений людей), стал основанием для новой концепции философии Истории человечества в форме диалектики Большой Логики Социоприродной Эволюции (БЛСЭ) и Внутренней Логики Социального Развития (ВЛСР), которая вошла в теоретическую систему Ноосферизма.

В «эпоху аграрной цивилизации» доминировала ВЛСР, а БЛСЭ находилась «в тени» механизмов действия ВЛСР. Скачок в энергетике мирохозяйствования в ХХ веке вывел на передний план БЛСЭ. Первая фаза Глобальной Экологической Катастрофы выступает индикатором смены доминант в действии этих «Больших Логик». БЛСЭ взаимодействует с ВЛСР через ограничения и императивы.

«Императив выживаемости» или «императив перехода к управляемой социоприродной эволюции человечества в XXI веке» – это императив БЛСЭ, невыполнение которого переходит в экологическую гибель человечества. Само обращение к БЛСЭ требует изменений в основаниях гуманитарного блока наук, в том числе человековедения, обществоведения, экономической науки, социологии, культурологии, раскрытия в них социоприродного – ноосферного контекста человеческого бытия.

Именно эту миссию «ноосферной революции» в системе научного знания или «вернадскианской революции» [2, 3] и выполняет Ноосферизм, в рамках которого и осуществляется ноосферно-ориентированный синтез наук.

БЛСЭ отрицает Рынок и Конкуренцию как доминирующие механизмы социальной эволюции. С позиций БЛСЭ они исчерпали свой потенциал социальной эволюции в рамках ограничений и императивов БЛСЭ 30-40 лет назад.

Запаздывание человечества в логике смены ценностных оснований своего бытия материализуется в первой фазе Глобальной Экологической Катастрофы.

Запаздывание в адекватной идентификации реального глобального состояния, в котором находится человечество, выражающееся в процессе дальнейшего «погружения человечества» в «пропасть этой катастрофы» (о чем свидетельствуют последние годы катастрофических изменений в климатическом ритме на территориях Атлантики, Европы, США, Латинской Америки, северной Африки), определяет Глобальную Интеллектуальную Черную Дыру» [14].

«Глобальная интеллектуальная черная дыра» (понятие, введённое мною) выражает собой неблагополучие в человеческом разуме и его ценностных основаниях, которое выражается в отставаниях и в самой диагностике, и в реакциях на те процессы, которые подрывают витальный базис человечества.

Ноосферизм, по своей миссии, призван вооружить человечество знаниями, научной картиной мира, морально-нравственными и духовными императивами, которые позволили бы ему перейти на стратегию «опережающей адаптации» и ликвидации негативных последствий от своей деятельности.

7. Ноосферизм в своем теоретическом базисе опирается на новую парадигму синтетического эволюционизма, объединяющего в себе дарвиновскую, берговскую и кропоткинскую парадигмы [2]. В этой новой парадигме закон кооперации есть важнейшей закон любой прогрессивной эволюции, находящийся в рядоположенной позиции с законом конкуренции.

В прогрессивной эволюции, т.е. эволюции по линии усложнения систем, наблюдается тенденция роста роли закона кооперации и сопряженная с нею тенденция интеллектуализации эволюционирующих систем. Кооперация как процесс имеет своим эффектом опережающий рост интеллекта систем и, следовательно, скачок в управляемости развития.

Космогонические законы кооперации и интеллектуализации систем в процессе прогрессивной эволюции действительны и для социальной эволюции – Истории человечества. Здесь они приобретают характеристики законов социальной (экономической, производственной, политической и т.п.) кооперации и интеллектуализации социальных систем (всемирно-исторического закона роста идеальной детерминации в истории и соответственно роста роли общественного интеллекта как механизма социальной эволюции).

Данное положение дает новое измерение ноосферогенезу. Ноосферогенез в биоэволюции и в антропной эволюции предстает как следствие действия законов кооперации и интеллектуализации. Это важнейший теоретический вывод в понимании Ноосферизма в авторском изложении.

8. Ноосферизм, управляемая социоприродная эволюция на базе общественного интеллекта и научно-образовательного общества, как единственная модель устойчивого развития человечества в XXI веке, реализуются только в форме Ноосферного Социализма, ноосферно-социалистического общества. Ноосферный Социализм призван диалектически снять три фундаментальных противоречий в современном развитии человечества [4]:

  • первое фундаментальное противоречие – это капитало-природное (капитало-биосферное) противоречие, приобретшее конфликтно-катастрофический масштаб, материализовавшийся в первой фазе Глобальной Экологической Катастрофы;
  • второе фундаментальное противоречиепротиворечие между глобальным империализмом, строем мировой финансовой капиталократии и социализмом;
  • третье фундаментальное противоречие – противоречие между Трудом и Капиталом, которое переходит, на фоне первого и второго фундаментального противоречий, в условиях первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы, в противоречие между Человеком и Капиталом. «Капитал в своей новейшей форме отчуждения, в апогее своей дематериализации, – указывалось мною в монографии «Ноосферный социализм как форма бытия ноосферного человека (основания ноосферного социализма)» [8, с.30, 31], – когда он приобретает форму фиктивного, спекулятивно-денежного капитала и на его основе в своем «властном бытии» – форму мировой финансовой капиталократии, иллюзорно-фиктивно «освобождается» и отчуждается не только от физического капитала и от труда, его создающего, но и от человека в целом. Возникает Капитал-Фетиш, отрицающий не только труд и провозглашающий свое антитрудовое бытие, но и отрицающий человека в целом и объявляющий свое античеловеческое или бесчеловеческое бытие. Античеловеческий манифест «верхушки» мировой финансовой капиталократии в отеле Фермонт в 1995 году, когда 80% человечества были объявлены «лишними» с точки зрения производства мирового капитала, является только фактом, подтверждающим эту закономерность».

Если первое фундаментальное противоречие отражает катастрофическую фазу в действии БЛСЭ, то второе и третье фундаментальные противоречия – катастрофическую фазу в действии ВЛСР.

Это означает, что ноосферная эволюция (и соответственно «устойчивое развитие»), несущая в себе разрешение первого фундаментального противоречия в развитии человечества, может быть реализована только в форме Ноосферного Социализма, разрешающего второе и третье фундаментальные противоречия.

9. Формой реализации ноосферного социалистического общества является научно-образовательное общество, в котором удовлетворяются требования Закона опережающего развития качества человека, качества общественного интеллекта и качества образовательных (педагогических) систем в обществе [1, 2, 5].

Образование становится главным механизмом восходящего воспроизводства и качества общественного интеллекта, и качества человека, без которого немыслимо устойчивое развитие человечества в XXI веке, а наука обретает функцию не только производительной силы, но и главного основания научности управления социоприродной эволюцией, и соответственно – его качества и эффективности.

Поэтому Ноосферизм включает в себя теоретическую систему, раскрывающую содержание и законы научно-образовательного общества, и входящую в ноосферную или неклассическую социологию.

10. Ноосферизм опирается на современные естественно-научные основания, «экологический блок научных знаний», современные обобщения в форме биосфероведения, ноосферологии, блок наук о Земле, блок наук о жизни и живом веществе и т.д.

Важным является принцип Большого Эколого-Антропного Дополнения, который констатирует, что без опережающего развития наук о человеке и его интеллекте, без решения проблем социальной справедливости, создания атмосферы культа правды и информационной этики, без опережающего развития качества человека, его вооружения современными знаниями и современной научной картиной мира, а это требует всеобщего высшего образования, экологические проблемы принципиально решены быть не могут.

Гармония социоприродных отношений требует гармонизации отношений внутри человеческого общества, формирования человека – гармонителя.

Ноосферизм с этих позиций выступает как динамическая социоприродная гармония, построенная на созидательной гармонизирующей деятельности человека – гармонителя.

Как форма бытия, Ноосферизм предполагает гармонизирующую функцию общественного интеллекта (человеческого разума), встраивающегося в гомеостатические механизмы Биосферы и Земли-Геи.

11. Ноосферизм предполагает новую, неклассическую нравственность, система которой включает в себя «скрижали» Живой Этики Русского Космизма, в том числе и принцип благоговения перед жизнью Альберта Швейцера.

Ноосферный разум, ноосферный общественный интеллект – это всегда этический разум, соединяющий в себе «интеллект» и «нравственность», опирающийся на Синтез Истины, Добра и Красоты, Должного и Сущего.

Именно поэтому ноосферизм есть Тотальная Неклассичность будущего бытия человечества, в которой наряду с действием системы Принципов Дополнения (Дополнительности), Антропных Принципов, в том числе Эволюционного Антропного Принципа, действует принцип Управляемости социоприродной Эволюцией, и которая опирается на систему Неклассической науки и Неклассической культуры.

3. Ноосферная Арктическая стратегия как стратегия ноосферного развития Севера

Ноосферная арктическая стратегия сориентирована на развитие Ноосферизма именно с позиций раскрытия роли Севера, т.е. Арктического сегмента Земли-Геи и Биосферы как суперорганизмов, в устойчивом развитии России и человечества.

«Арктический взгляд» означает именно взгляд на устойчивое развитие системы «Земля – Биосфера – Человечество», в составе которой у России – особое место, т.е. управляемую социоприродную эволюцию, именно с позиций раскрытия роли «Севера» – «Северного Дома» в этом устойчивом развитии.

Новизна выдвигаемой постановки проблемы Севера, которая давно обсуждается на разных форумах, конференциях и саммитах, состоит в том, что в основу ее решения закладывается: учение о ноосфере В.И. Вернадского; его развитие которое представлено в трудах В.П. Казначеева, Н.Н. Моисеева, А.Л. Урсула, А.Л. Яншина, Ю.В. Яковца и многих-многих других.

Актуальность такой постановки обусловлена в начале XXI века теми опасностями, которыми сопряжена хозяйственная экспансия человечества на Север, которая резко ускорилась во втором 10-летие XXI века. В первую очередь это связано с теми большими запасами нефти и газа (по ряду оценок до 60-70% мировых запасов), которые скрывает в своих недрах шельф Северного Ледовитого океана. Не случайно мы становимся свидетелями разворачивающейся пока геополитической конкуренции по территориальному притязанию на эти богатства.

Отмечу, что эта геополитическая конкуренция может перерасти в «горячую» империалистическую войну за ресурсы на Севере.

Каковы же эти опасности?

1. Первая опасность связана с недостаточным знанием и пониманием роли арктического сегмента в устойчивом развитии планеты Земля и Биосферы.

По «электромагнитной динамической концепции эволюции Земли» [37] подчеркивается наличие глобального стационарного электрического поля Земли в форме диполя с силовыми линиями замкнутого контура токов, выходящими из Антарктиды и входящими в Северный Ледовитый океан, а также пронизывающими Землю и ее ядро с Севера на Юг.

Ими высказывается утверждение-гипотеза, что «существует глобальная трасса переноса вещества вдоль оси вращения планеты с Севера через ядро Земли на Юг, к Антарктиде.

Это подтверждают глубины в 4 км точно на Северном полюсе, и выступающий высоко над поверхностью континент Антарктиды». Б.Г. Тарасов и Н.В. Петров, идентифицируя наличия у Земли «перекрещенной формы из двух

индивидуальных замкнутых контуров токов (квадрапуль)», фиксируют аналогию между таким диморфным строением Земли и строением обычной живой формы, например, человека, «в котором, как известно, левое полушарие и правая половина тела перекрещены с левой половиной тела и правым полушарием головного мозга», тем самым, подтверждая гипотезу «живой Земли».

Отмечу, что этот вывод авторов подтверждает открытый мною в 1987-1988гг. системогенетический закон дуальности управления и организации систем,определяющий механизм циклического развития и наличия диморфизма в любых системах мира, в том числе и в системе «Земля», отражающий собой волнообразное единство двух потоков наследования и времени: от прошлого и подмира системы и от будущего и надмира системы (взаимодействия «паст-системы» и «футур-системы»).

По отношению к Земле после моего выступления по этому вопросу на геологическом форуме в Новосибирске в 1989 году, в котором я поставил вопрос о возможности «лево-правополушарного» или паст-футуристического диморфизма у планеты Земля, как следствие действия закона дуальности управления и организации систем, А.Е. Кулинковичем было аргументировано доказано, что такой диморфизма существует, более того проявляется в ритме геологической эволюции [3, с.129 - 151].

Думаю, что совпадение разных результатов разных ученых, полученных в разных логиках обобщений, только свидетельствует об истинности этой модели Земли, в которой отразился паст-футуристический диморфизм в организации и ритмологии функционирования и развития Земли.

Но тогда встает вопрос перед нами: какую опасность мы, человечество несем самим себе, своей жизни, когда мы лезем со своим бездумным хозяйственным природопотреблением на Север, не подозревая, что может быть, мы затрагиваем самую чувствительную «точку» в гомеостазе тела Земли и можем вызвать такую необратимую реакцию, которая обернется ускорением гибели нас, человечества, на Земле?

Б.Г. Тарасов и Н.В. Петров, исходя из предложенной электромагнитной динамической модели эволюции Земли, говорят о специализации магнитных аномалий по типу месторождений, необходимости тщательно изучить локальные специализированные геологические структуры, «задействованные в квадрупольном механизме передачи энергии и вещества, чтобы через активную разработку полезных ископаемых не навредить самой планете и самим себе» (выдел. мною, С.А.). Особенно это касается добычи полезных ископаемых в приполярных территориях и на шельфах Северного Ледовитого океана.

2. Вторая опасность связана с возможным нарушением биотической регуляции в арктическом сегменте Биосферы, которое тут же резонансным «эхом» отзовется через систему гомеостатических связей на Биосфере в целом.

Сложность этой биотической регуляции состоит в том, что в ней большую роль играет микробно-вирусная составляющая, которая выполняет роль обратной отрицательной связи, наиболее чувствительной к нарушениям в биогомеостазисе Биосферы. Вполне возможно, что наступление СПИД есть такая вирусно-мутагенная реакция Биосферы на усиливающееся антропогенное давление.

Может быть, это есть сигнал – биогомеостатический сигнал со стороны Биосферы, адресованный к нашему разуму, который мы не понимаем. И это опасно. И тогда возникает вирус или предвирус большей убойной силы, который «уведёт» человечество за очень короткий период, например – за две недели, в небытие, тем самым «очистив» Биосферу от нас, как от своеобразной «раковой опухоли» на её теле.

Опасность состоит в том, что мы не разобрались в суперсложном гомеостатическом механизме функционирования Биосферы, но продолжаем наступление на последние остатки нетронутой природы.

США (исключая Аляску) уничтожили в процессе хозяйственного природопотребления 85% первичных лесов. В Китае утеряно 75% лесов. Наибольшие массивы лесов сохранились в России и Канаде, но и они, например, в России хищнически уничтожаются.

А ведь леса умеренных широт, вместе с планктоном мирового океана, – главные поставщики кислорода в атмосферу. Если брать леса Сибири и Севера европейской части России – то это медленно восстанавливаемые леса. Их уничтожение не только нарушает сложившуюся структуру воздушных течений, влияет на особенности перемещения подземных вод и рек, их состояние, но приводит к деградации экоценозов на огромных площадях. Если сложившийся годовой темп истребления лесов сохранится, то человечество разрушит основу своего существования через 50 – 100 лет [22].

Особенно тонкие механизмы устойчивости действуют в системах северных экоценозов, «поломка» которых вследствие хозяйственной деятельности приводит к опустошающим последствиям.

3. Третья опасность связана с особой климатообразующей ролью Арктического океана. Арктический океан воздействует на мировой климат через посредство таких процессов как перенос морского льда и пресной воды в более низкие широты.

Они в свою очередь, воздействуют на интенсивность термохалинной циркуляции Мирового океана («конвейерный пояс» циркуляции), на вариации альбедо снежного и ледяного покрова, а также на изменчивость протяженности и толщины ледяного покрова, от которого зависит теплообмен между океаном и атмосферой [26, с.152].

Не коррелируют ли катастрофические года 2004 – 2007 гг., 2010 и 2011гг. для Европы, частично Африки и Америки, для России с явными нарушениями в логике действия климатических факторов, в циклонально-антициклональных атмосферных структурах, с интенсивным таянием льдов в Северном Ледовитом океане и в Гренландии, с усиливающимся давлением холодных вод на сложившуюся структуру Гольфстрима как океанского течения?

Не правы ли те ученые, которые оценивают глобальное состояние климата в северном полушарии Земли как «состояние пьяного» с неизвестным исходом – куда он сделает свой следующий «бросок-шаг»?

Не пора ли ввести мониторинг по всем параметрам гомеостатических механизмов Севера с широким оповещением его данных широкой общественности, и в первую очередь приполярных стран?

Вполне возможно, что на Севере складывается под антропогенным воздействием положительная обратная связь, раскачивающая всю систему Севера, и затем всю экосферу Земли, причем достаточно ускоренно, и мы отстаем в реакции на опасные тенденции?

Антропогенно обусловленные изменения климата приводят к усилению таяния льдов Арктического океана, а таяние льдов, сокращение ледяного покрова в свою очередь усиливают сдвиги в структуре климата Северного полушария.

Если только этот механизм стал действовать, то к чему приведет усиление нефти добычи – и газодобычи на шельфах Арктического океана? Не интенсифицирует ли это уже складывающиеся негативные тренды в климатической геодинамике обусловленной арктическими факторами?

Следует отметить, что исследованность гидрографической структуры и циркуляции Арктического океана остается низкой [26, с.156] и поэтому форма проявлений негативных изменений, распространения загрязнений может оказаться опасно неожиданной.

Конечно, нужно отметить огромный вклад академической науки мира в исследования глобальной экодинамики, в том числе и экодинамики Арктического сегмента. Это свидетельствуют работы К.Я.Кондратьева и его соратников по экодинамике, экоинформатике, сопряженной с ними геополитикой [24, 26-31].

К.Я. Кондратьев приходит к выводу в [31, с.286-291], который присутствует и в моих работах, начиная с 1991 года: глобальная экологическая катастрофа состоялась и развивается. С ссылкой на работу В.Г.Горшкова и др. [32], К.Я. Кондратьев отмечает:

«В настоящее время биота уже не в состоянии обеспечить глобальную устойчивость окружающей среды. Хотя сохранившиеся естественные участки Биосферы воздействуют в направлении возврата к устойчивости…» [32, с.286].

И далее он пишет: «…биосферная концепция указывает другое решение, при котором человечеству отводится некоторое время для перехода к новому мышлению, включающему единство действий всех народов и государств в решении ликвидации проблемы экологической катастрофы и выживания человечества» [32, с.289] (выдел. мною, С.А.).

И особое значение этот императив имеет по отношению к Северу, к северному сегменту Биосферы, хозяйственная ёмкость которой, с точки зрения сохранения её гомеостатических механизмов, значительно, на несколько порядков ниже, чем для умеренных и приэкваториальных («южных») широт.

Нужно сделать еще одно замечание. Первая фаза Глобальной Экологической Катастрофы, наличие нарушений в биогеохимических кругооборотах в планетарном и региональном (сегментном) измерениях, увеличивает экологические риски, которые сопряжены с экспансией добычи полезных ископаемых все дальше и дальше на Север, и особенно нефтедобычи и газодобычи на шельфе Арктического океана.

Отмечу при этом, – именно рыночная форма хозяйствования, захват добычи полезных ископаемых ТНК, т.е. мировыми корпорациями, усиливает риски вследствие агрессивного природопотребления (пример: экологические последствия, которые, в свое время, принесли нефтяные корпорации на Сахалин).

Дэвид Кортен, доктор философии, специалист в области стратегии бизнеса в США, эту агрессивную форму захвата ресурсов мира со стороны корпораций назвал «корпоративным колониализмом» [33, с. 113 – 168]. И предупредил человечество, что корпорации, которые «правят миром», ведут человечество к гибели. Поэтому в его оценке, спасение связано с «экологической революцией».

Эта опасность корпоративно-колониального захвата добычи ресурсов на Севере, а это уже происходит, в том числе в России, генерирует опасность экологической катастрофы на Севере, экология которого требует комплексного подхода, синтезирующего в себе физико-географический, геолого-морфологический, экономический, эволюционно-биологический, этно-демографический анализы, и мониторинга. Но именно такого синтеза нам, как раз, и не хватает.

Четвертая опасность – это опасность, связанная с лишением всех народов Севера их витального базиса, как он сложился на северных (циркумполярных) территориях за многотысячелетнюю историю их жизни. Для России тем более эта опасность велика, что в сложившейся рыночно-капиталистической системе действует империализм по отношению к сельскому населению и малым народам Севера.

К. Маркс в письме к В.И. Засулич от 8.03.1892 года из Лондона, поддерживая сельскую общину в России как основание ее перехода к социализму, подчеркивал: «В основе капиталистической системы лежит… полное отделение производителя от средств производства…основой всего этого процесса является экспроприация земледельцев…» [33, с.241]. И далее отмечает: «Частная собственность, основанная на личном труде… вытесняется капиталистической частной собственностью, основанной на эксплуатации чужого труда, на труде наемном» [33, с.341].

Спасти северные народы может только ноосферный социализм. Фритьоф Нансен отмечал общинный коммунизм эскимосов Гренландии [34]. И это не случайно.

На Севере индивидуалистическая форма бытия принципиально невозможна. Народы Севера выживают общинно. Эти формы детерминированы суровыми условиями выживания, требующими справедливого распределения между всеми членами общины прибавочного продукта. Труд носит коллективный характер и базируется на ценностях взаимопомощи.

В книге «Жизнь эскимосов» Нансен подчеркивает:

«Первейшей обязанностью у эскимосов является взаимопомощь. У них немыслимо, чтобы кто-то жил в довольстве, а другие терпели нужду. Между ними почти никогда не возникает конфликтов. Примечательно, что в их языке нет бранных слов» [34, с.89].

Попытки решить хозяйственные проблемы северных народов в современной России на принципах рынка и частной собственности противоестественны законам северного бытия и принципиально не могут остановить вымирание народов Севера и деградацию среды их обитания под воздействием наступления компаний, добывающих ресурсы, и захватывающих исконные пастбища оленей.

Необходимо, чтобы значительная часть ресурсной ренты направлялась на развитие населения, народов Севера и Сибири в России. Но пока российская капиталократия незаконно присваивает ресурсную и земельную ренту, которая принадлежит народу России, только себе и на этом сказочно обогащается и вывозит эту ренту в форме капитала за границу.

С.Н. Булгаков (1912) в своей космической философии хозяйства ввел понятие «метафизического коммунизма мироздания» [35, с.73], «благодаря которому возможен обмен веществ и их круговорот, и, прежде всего, предполагает единство живого и неживого, универсальность жизни. Только потому, – продолжал он, – что вся вселенная есть живое тело, возможно возникновение жизни, ее питание и размножение» [35, с.73].

Северные народы, народы Сибири больше всего чувствуют себя в единстве с природой, чем какие-либо другие народы, живущие в комфортных климатических условиях. Поэтому «метафизический коммунизм мироздания» больше всего проявлен на Севере и больше всего требует там ноосферного, экологического, духовного социализма.

Только он спасет северные народы от вымирания, диктуемого рыночно-капиталистической формой хозяйствования, которая, как я показал выше, вообще неадекватна императиву выхода из первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы, а на Севере она неадекватна во многократ.

Могут быть названы и другие опасности.

Арктический взгляд устойчивое развитие России и человечества через призму Ноосферизма имеет два аспекта:

1. Арктический взгляд утверждает, что Север, Северный Сегмент Земли имеет важное значение в механизмах перехода человечества на модель устойчивого развития. Одновременно, он играет большую роль в растущей неустойчивости в развитии «Человечество – Биосфера – Земля», которая перешла в первую фазу Глобальной Экологической Катастрофы.

В этой ситуации усиление хозяйственной деятельности на Севере, включая добычу на Севере, активизацию транспортировок нефти по Северному Морскому пути (СМП) может усилить процесс сползания человечества в пропасть экологической катастрофы, если не будут приняты серьезные программы по созданию полярных экологически безопасных технологий.

Некоторые предложения и даже уже технические разработки по созданию ноосферного транспорта для Севера и Сибири, созданные отечественными коллектива ученых и конструкторов, включая струнный транспорт, экранопланы разной грузоподъемности, летательные аппараты, объединяющие принципы дирижабля и самолета, нуждаются в приоритетной государственной поддержке.

2. Арктический взгляд на роль Севера в судьбах человечества и России во взаимодействии с Природой принципиально может быть решен только на основе перехода человечества и России к новой форме своего Бытия – Ноосферному Социализму (духовному, экологическому) или Ноосферизму. Наступила Эпоха Великого Эволюционного Перелома.

Она требует от людей нового, целостного сознания и мышления, она требует от человека Ответственности за жизнь на Земле.

Наступает Эпоха новой Истории – Истории на основе действия Закона Кооперации, руководящей роли Общественного Интеллекта (Совокупного Разума), управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и образовательного общества, т.е. эпоха Ноосферизма.

В этой логике необходимо создание и Ноосферы Севера, обеспечивающей гармонизацию человека с Природой Севера, поддерживающей его глобальную гармонизирующую функцию в общем гомеостазисе Земли и Биосферы.

«Ноосферная Арктическая Стратегия» – это ноосферная стратегия хозяйственного освоения природных ресурсов Арктики без ущерба для Биосферы Земли, и в частности Арктического сегмента Биосферы. Она включает в себя принятие «Ноосферной Хартии Севера» [39] странами арктического региона, которая впервые была мною предложена в 2007 году и одобрена Первым Ноосферным Северным Форумом [39].

«Ноосферная Арктическая Стратегия» подразумевает разработку теоретических основ Арктической Ноосферной Экономики и Ноосферной Арктической стратегии научно-технического прогресса, включая высший приоритет создания ноосферных транспортных систем, в разработке которых у России есть мощный технологический «задел» [40].

Закончу эту свою работу положением из моей «Ноосферной Хартии Севера» [39, с. 223]:

«Ноосферная стратегия развития Севера, в целом планеты Земли и человечества в единстве с ним требует перехода человечества и России к ноосферному образованию, к высшему приоритету развития образования и науки.

Духовный, ноосферный человек XXI в. – это образованный человек, с высшим образованием, вооруженный современной научной картиной мира, который способен помочь биосфере вернуться к устойчивости развития, человек с новым, холистическим мышлением, способствующим единству действий всех народов и государств в решении проблемы экологической катастрофы и выживания человечества… Ноосферный человек понимает ограничения хозяйственной ёмкости северных территорий и не нарушает их…

… В этой логике необходимо создание ноосферы Севера, обеспечивающей гармонизацию взаимодействия человека с природой Севера, поддерживающей его глобальную гармонизирующую функцию в общем гомеостазисе Земли и Биосферы» (выдел. мною, С.А.).

А.И. Субетто

Подписаться на секретный telegram-канал, чтобы не пропустить эксклюзивную информацию, не представленную больше нигде.