Иван Грозный потерпел предательство воеводы Курбского

455 лет назад из России в Литву бежал воевода Андрей Курбский, сподвижник царя Ивана Грозного. Учёные называют Курбского одним из наиболее «высокопоставленных перебежчиков» в российской истории. Его личность до сих пор оценивают весьма противоречиво: с одной стороны, он был талантливым военачальником, видным мыслителем своей эпохи и защитником православия в Речи Посполитой, с другой, совершил предательство по отношению к царю и к России.

Князь Андрей Курбский родился в 1528 году в семье воеводы Михаила Курбского. Он принадлежал к знатному роду, восходившему к одной из ветвей Рюриковичей — князьям Ярославским. В начале XVI века Курбские, часто поддерживавшие оппозицию великим князьям московским, находились в опале и занимали достаточно низкое для своего происхождения положение в обществе. Впрочем, это не помешало Андрею Курбскому возвыситься при Иване Грозном.

Талантливый полководец

Молодой князь Курбский участвовал во втором походе Ивана IV против Казанского ханства в звании стольника. По возвращении он стал воеводой в Пронске и в 1551 году уже командовал полком правой руки, когда российское войско на Оке ожидало татарского вторжения. Примерно в то же время Курбский был приближен к Ивану IV и начал выполнять его личные поручения.

В 1552 году отряд под командованием Андрея Курбского и Петра Щенятева снял крымско-татарскую блокаду с Тулы, а затем разгромил ханское войско. Несмотря на несколько тяжёлых ранений, князь Курбский уже через восемь дней присоединился к новому походу на Казань. Во время взятия города силы Курбского перекрывали Елбугины ворота, чтобы не дать казанскому гарнизону отступить. Когда же несколько тысяч татар переправились через реку Казанку, Курбский с отрядом кавалерии численностью примерно в 200 человек настиг беглецов. Он снова был ранен, и его поначалу даже сочли мёртвым.

В то время Курбский был уже одним из ближайших сподвижников царя. В 1554 году он участвовал в подавлении восстания казанских татар, а два года спустя — в разгроме восставших черкесов и в охране южных рубежей царства от крымского войска. Вскоре после этого Иван IV сделал Курбского боярином.

В 1558 году началась Ливонская война. Курбский вместе с Петром Головиным командовал сторожевым полком. Затем он был назначен первым воеводой первого полка, возглавив авангард русской армии. Кампания оказалась успешной — было захвачено около 20 ливонских городов.

Воеводы князь Петр Иванович Шуйский и князь Андрей Михайлович Курбский. Взятие Новгородка, 1558 © Ли­це­вой ле­то­пис­ный свод XVI в.

После того как в 1560 году в Ливонии начались проблемы, Иван IV поставил Андрея Курбского во главе действовавшей там армии и одновременно назначил воеводой в Юрьев. Это стало пиком карьеры князя. Он нанёс ливонцам несколько жестоких поражений. В дальнейшем Курбский действовал как самостоятельно, так и в составе объединённого войска вместе с Петром Шуйским и Иваном Мстиславским.

Именно силы Курбского приняли на себя первый удар вступивших в войну за Ливонию польско-литовских войск и успешно разгромили нового противника. В дальнейшем он участвовал в походе на Полоцк. В 1562 году Курбского постигла неудача: в битве под Невелем его отряд разбили литовцы. Однако князь сохранил статус Юрьевского воеводы и командование доверенным ему ранее войском.

Бегство в Литву

Историки до сих пор не могут ответить на вопрос, что именно подтолкнуло Курбского к предательству. После поражения под Невелем и ещё нескольких неудачных военных эпизодов он сохранил свой пост. И даже когда в Москве несколько приближённых князя попали в опалу, царь не предъявил Курбскому никаких претензий. Тем не менее воевода решился на бегство из России.

«В этой истории Курбский показал себя не с лучшей стороны. Он начал торговаться с польско-литовскими властями, добиваясь для себя определённых привилегий. А непосредственно в момент бегства бросил на произвол судьбы все вверенные ему войска и свою семью», — рассказал в интервью RT профессор факультета политологии МГУ им. М.В. Ломоносова, доктор исторических наук Сергей Перевезенцев.

В ходе переговоров Курбский, чтобы подтвердить твёрдость своих намерений, как считают некоторые историки, передавал врагу сведения о передвижении российских войск, из-за чего русские понесли серьёзные потери. 30 апреля 1564 года Курбский покинул Россию и перешёл литовскую границу. Семья Курбского в России подверглась гонениям, некоторых его родственников, по свидетельству самого Курбского, Иван Грозный якобы «поморил».

«В Литве Курбский сразу же столкнулся с порядками, кардинально отличавшимися от российских. С собой он прихватил три воза различного добра, но его ограбили польско-литовские военные, и перед королём Польши князь предстал без какого-либо дара», — добавил Перевезенцев.

Впрочем, великий князь литовский и король польский Сигизмунд Август не обидел Курбского и сопровождавшую его свиту. Он пожаловал перебежчику во временное пользование обширные владения в западнорусских землях: город Ковель с замком, а также несколько посёлков и поместий. Три года спустя имущество было оформлено в наследственную собственность семьи Курбских. Уже в 1564—1565 году беглый князь участвовал в боевых действиях с Россией на стороне польско-литовских войск, в частности в осаде Полоцка и в опустошении Великолуцкой области.

«Вскоре Курбский столкнулся с ещё одной особенностью жизни в польско-литовских землях. Местные магнаты создавали банды, которые грабили соседей и силой отнимали у них земли. Курбский становился жертвой подобных набегов, но потом создал свою банду и занялся тем же самым», — рассказал эксперт.

Церковь Святой Троицы в селе Вербки, близ города Ковеля, где находится гробница князя Андрея Михайловича Курбского (с гравюры 1848 года) © «Военная энциклопедия И. Д. Сытина».

При этом Курбский так преуспел в грабеже и притеснении соседей, что те пожаловались на него королю. Но Сигизмунд Август, считавший переход Курбского под его власть личным достижением, наказывать перебежчика не стал.

В 1571 году монарх содействовал женитьбе Курбского на богатой вдове Марии Козинской, но её отношения с Курбским не сложились, и супруги вскоре развелись. После этого князь заключил удачный брак с волынской дворянкой Александрой Семашко, у них родились двое детей. В 1583 году Курбский умер в одном из своих имений.

«Перешёл на сторону врага»

«В историю Речи Посполитой Андрей Курбский вошёл в первую очередь как активный защитник православия. В XVI веке там как раз начались гонения на православную церковь, а он оказывал единоверцам посильную поддержку: заступался за них, помогал с изданием религиозных текстов. Правда, когда был поднят вопрос о том, что на польский трон в результате выборов может сесть сын Ивана Грозного Фёдор, Курбский выступил против православной литовско-русской партии и поддержал католическую, чтобы этого не произошло. В будущем это привело к большим сложностям для православных Речи Посполитой», — рассказал в беседе с RT старший научный сотрудник Института славяноведения РАН Вадим Волобуев.

По его мнению, несмотря на громкий побег, Курбский не сыграл практической роли в польской истории.

«Он в какой-то мере ослабил фронт, но в Ливонской войне Речь Посполитая победила гораздо позже. А вот его литературное и идеологическое наследие было весьма значительным», — пояснил Волобуев.

Послания Андрея Курбского Ивану Грозному по списку Государственного исторического музея, собр. Уварова

Сразу после бегства Курбский отправил Ивану IV письмо, в котором попытался объяснить мотивы своего поступка политическими взглядами. Иван Грозный ответил бывшему подданному в язвительной манере, дав понять, что все его оправдания ничтожны. В дальнейшем переписка вылилась в широкую социально-политическую дискуссию. Как отметил Вадим Волобуев, ценность переписки заключается в том, что она даёт нам представление о живой речи той эпохи. Помимо письменного общения с русским царём, Курбский также оставил после себя ряд историко-литературных произведений.

«Андрей Курбский стал весьма противоречивой и драматической фигурой в истории. С одной стороны он был талантливым военачальником, защитником православия, выдающимся политическим мыслителем. С другой — предал государя и Родину, перешёл на сторону врага.

Кстати, он стал одним из самых высокопоставленных перебежчиков в истории России, а может быть, и самым высокопоставленным. Это всё равно что Кутузов в 1812 году бросил бы армию и перешёл на сторону Наполеона», — отметил Перевезенцев.

Борис Чориков «Взятие Нарвы Иваном Грозным», 1836 год

Однако, по мнению историка, Андрей Курбский руководствовался собственной логикой. Во-первых, он считал, что царь должен опираться на своих ближайших советников и без них не может принимать никаких важных решений. Исходя из этого, он делил правление Ивана IV на два периода: когда тот прислушивался к своему окружению и принимал «верные» решения и когда перестал это делать, превратившись в «деспота».

Во-вторых, Курбский поддерживал феодальные идеи, дававшие князьям и дворянам право менять своих сюзеренов. Но если ещё за несколько десятилетий до того это воспринималось как норма, то во второй половине XVI века поступок Курбского уже расценивался как измена.

«Самым ярким наследием Курбского стал созданный им для самооправдания миф о том ужасе и терроре, которым якобы была охвачена Россия при Иване Грозном. Он был подхвачен в воевавшей с Россией Речи Посполитой, а затем распространился по Европе», — отметил Перевезенцев.

Подписаться на секретный telegram-канал, чтобы не пропустить эксклюзивную информацию, не представленную больше нигде.