Хроника советского колхоза

Украинские переселенцы, поселившиеся в Казахстане в 1912 году, выбрали место для села в пойме маленькой речушки, меж холмов и назвали село – Холмогоровка. Привольные степи, полные тюльпанов ранней весной, сменялись ярким алым цветом, уходящим за горизонт, полей красных маков. Красный цвет в 1918 году появился в петлицах губернской власти г. Верного. Войска под разными знаменами еще два года волнами проходили по степи семиреченской области. Всем, под какими только знаменами не пролетала конница, нужен был ячмень для лошадей и готовый хлеб для солдат.

Не все части оставляли расписки в получении фуража и продуктов, которыми сельчане отчитывались перед наезжающими  с проверками представителями власти. Единственное что они выучили назубок, что земля отныне принадлежит им, нет надобности, платить подати с каждой десятины, а делиться урожаем в качестве налога, не отказывался каждый хозяин. Благо, щедрая семиреченская земля всегда приносила хорошее, изобильное зерно.

Зима 1927 года выдалась малоснежной, ветра иссушили почву. Казалось, что небо испытывает селян на прочность. И потянулись обозы к горам, где еще прошедшие весенние дожди дали рост разнотравью. Стога сена для домашней скотины заполнили ущелья и предгорья Джунгарского Ала-Тау. По очереди селяне ворошили скошенную траву и охраняли стога сена от случайного пожара. Вот тогда и родилась у сельчан мысль объединиться и создать колхоз.

С 1929 года новый колхоз имени Сталина начал поставлять зерно в государству и молочную продукцию в г. Верный.   Доходы колхоза возрастали следующим образом: в 1934 г. валовой доход равнялся 641 803 руб., в 1937 г. - свыше 1 млн. руб., в 1939 г. - 1 402 764 рублям. Всё поголовье скота было заменено племенным составом. Зерновые посевы колхоза перевалили за 2 тысяч гектаров, а урожайность превысила 14 центнеров с гектара.

К концу первого года в Холмогоровке  уже работала пекарня, производительностью в 500 кг хлеба в сутки, и через некоторое время все село было электрифицировано. Колхозники своими силами построили гидроэлектростанцию на 13,5 квт. Глядя на быстрые, огромные преобразования села, в колхоз начали  вступать, коренные местные жители. Они также обзавелись малым приусадебным хозяйством, и оказали большое содействие в создании пастбищного животноводства.

Построены два огромных зерносклада, где колхозники оставляли на хранение и свое зерно, полученное на трудодни, гараж для автомашин, 3 бригадных двора, 8 стационарных помещений (кошары) на отгонных пастбищах, для лошадей, коров, овец, свинарник и ферму для дойки коров, которые были электрифицированы. Колхозники получали на трудодень так много зерна, что многие оставляли его на хранение в колхозных складах. Дворы колхозников обогатились скотом и птицей. Так, например, семья кол­хозника Макагона, состоящая из семи че­ловек, имела в своем подворье  две породистые коровы, несколько свиней, 3 овцы и 3 барана, десятки кур. Не меньшее количество живности было почти в каждом дворе.

В центре села выросло красивое здание Дома культуры, имеющее светлую, удобную читальню, зал на 300 мест, приобрели несколько тысяч книг для библиотеки, стационарную киноустановку и прочий спортивно-культурный инвентарь. Здесь же помещались правление колхоза, партком, сельсовет. Недалеко от Дома культуры в саду был построено большое здание деткомбината. Здесь же, в саду, находился родильный дом. Работали колхозная амбулатория, ветеринарно-бактериологическая лаборатория, ветеринарный пункт, пункт искусственного осеменения.

Не требовалось ничьего разрешения, не было никаких согласований, по решению общего собрания выбрали место под строительство, с учетом доступности и комфорта для сельчан, заказали проект, согласовали в правлении смету, и, строили, своими силами или приглашали мастеров с города, все учитывалось.

Вместо саманных и земляных хаток появились беленькие двухкомнатные дома с помещениями для скотины. По решению общего собрания колхозников выстроено 28 трёх комнатных дома-особнячка улучшенного типа для передовых людей колхоза. В живописных отрогах Джунгарского Ала-Тау на склоне высокой сопки, колхоз построил свой дом отдыха. Здесь же завели обширную пасеку и подсобные помещения для обработки продукции и персонала.

Два магазина не успевали обслуживать быстро растущие потребности колхозников. Всё, начиная с велосипедов, патефонов, мебели, кончая дорогими винами и конфе­тами, раскупалось нарасхват. От заведующего сельским потребительским обществом требовали това­ров наилучшего качества. «Машина еле ус­певала довезти товары до магазина, как тот­час всё раскупалось», - вспоминала заведую­щая сельским потребительским обществом тов. Петрова. Колхоз обзавёлся хорошим духовым ор­кестром. В клубе устраивались соревнования хоровых и драматических кружков самодеятельности, которые были организо­ваны при каждой бригаде, при каждой ферме. Летом культурная работа проводи­лась в полевых станах и на пастбище. В осенне-зимнее время Дом культуры был ежедневно переполнен колхозниками: де­монстрировались кинофильмы, не реже двух-трёх раз в неделю бывали спектакли, устраивались концерты самодеятельно­сти, зачастую приезжали артисты из Алма-Ата.

Справлялись весёлые свадьбы. Когда в конце  30-х г. женился Пётр Дутов, у него и его невесты Тани было заработано свыше 1000 тру­додней, за которые причиталось одного зерна больше 100 центнеров – 10 тонн, не считая остальной продукции.

У всех колхозников, - писали восторженные корреспонденты, - стариков и молодых девушек, женщин и подростков, когда они вспоминают о жизни колхоза перед войной, лица озаряются мягкой улыбкой, глаза светлеют. «Мы чувствовaли, - гово­рят колхозники,— как расцветает зажиточ­ная колхозная жизнь, как с каждым годом становится всё лучше и лучше жить, чув­ствовали, что ещё больший расцвет и счастье ожидают нас впереди».

Особенно ощутительно изменилась в кол­хозе жизнь казахов. Голодная, нищенская, полукочевая доля, с жестокой эксплуатацией баев и манапов, отнимавших последние крохи жалкого урожая проса, или последнего барана сменилась изо­бильной, культурной н счастливой колхоз­ной жизнью. На том месте, где в старых убогих юртах, среди голых холмов жи­ли казахи, появились красивые домики, выросли прекрасные фруктовые сады, раскину­лись богатые огороды. Окруженная зеленью садов и огородов, полями с тучной золоти­стой пшеницей, чарующе красивой стала Холмогоровка.

Много замечательных колхозных работ­ников выдвинулось из среды казахов. Если украинцы научили казахов выращи­вать пшеницу, разводить сады и огороды, то казахи, старинные и опытные скотоводы, сыграли большую роль в развития живот­новодства колхоза. На овцах отары казаха Сарсенова шерсть всегда высокая и ровная, первого сорта. Настриг её достигает ре­кордной по республике цифры: 4,7 кг с овцы вместо 3 кг по плану. За 7 лет рабо­ты в овечьих отарах у Сарсенова не погиб­ло ни одного ягнёнка. Самоотверженный труд тов. Сарсенова Абдухаляка высоко от­мечен правительством: он награждён ме­далью «За трудовую доблесть».

Заслуженным авторитетом пользуется ча­бан Коттубай Айнабеков, получивший в 1941 г. 118 ягнят на каждые 100 овцема­ток и давший настриг шерсти около 4 кг с овцы. Алиля Сакпаева - передовая свинарка на свиноводческой ферме: у неё лучший при­вес и наибольшее количество выращенных поросят. Образцовый работник Сакпаева награждена медалью «За трудовое отли­чие». До колхоза Алиля Сакпаева с сыном жила в старой мазанке, здесь же и зимовали. В колхозе она получила хоро­ший дом, приобрела хорошую одежду, зажила зажиточно и радостно. За эту жизнь, данную ей колхозом, самоотвержен­но сражался на фронте её сын.

Когда в 1941 г. разразилась война, в колхозе было 1138 трудоспособных колхозни­ков, 310 хозяйств, 6,5 тысяч голов скота, 15 тысяч гектаров земли, 1,5 млн. рублей дохода. В первые же дни войны из колхоза было призвано в армию 190 человек. Все они были направлены в 316-ю стрелковую ди­визию, формировавшуюся в Алма-Ата. На общеколхозном митинге-проводах, призванные, поклялись жестоко биться с врагом н просили оставшихся об одном: «Не нару­шать богатств колхоза». Женщины и ста­рики торжественно обещали: «Не нарушим». После митинга с оркестром и песнями проводили уезжающих километров за 10. Пока они грузились на железнодорожной станции Сары-Озек (75 км от колхоза), им из колхоза привезли подарок: две машины с мёдом, овощами, фруктами.

В первое время после отъезда мобилизо­ванных многие колхозники, особенно кол­хозницы, приуныли, боясь, что не справятся с работой. Ведь в числе 196 человек, при­званных в армию, были лучшие люди колхоза: Фёдор Тимофеевич Житник, заме­ститель председателя колхоза и лучший бригадир полеводческой бригады, награж­дённый орденом Ленина за выдающиеся заслуги в сельском хозяйстве; Степан Ва­сильевич Рарий, секретарь парторганизации, также награждённый орденом Ленина; Ни­колай Олейников, строитель электростан­ции и радиоузла; Пётр Дутов, один из лучших учётчиков полеводческой бригады;  Яков Александрович Бондаренко, в течение 5 лет бессменный бригадир полеводческой бригады. В общем, ушло свыше 50 самых активных работников. Из 45 членов парторганиза­ции ушли в армию в первые дни войны 36 человек. 

Колхозники дружно подхватили вызов сельскохозяйственной артели «Красные горные орлы», Урджарского района, Семи­палатинской области: «В ответ на призыв Сталина 3 июля 1941 г. встать всем на великую сталинскую вахту, считать себя мобилизо­ванными до конца войны». Чтобы ускорить уборку урожая, они обязались работать от зари до зари, а на сложных машинах — круглосуточно; использовать все возможно­сти, вплоть до ручной уборки косами и сер­пами; внести в фонд обороны СССР 500 центнеров хлеба, 30 центнеров мяса, 100 кг сливочного масла. 50 овчин, 25 пар пимов.

Женщины, подростки, старики стали основной рабочей силой колхоза. Вместо ушедших на фронт мужчин на руководящие работы в колхозе были выдвинуты жен­щина: М. Окружко - заведующей молочно­-товарной фермой № 2 и О. Меженская - заведующей молочно-товарной фермой № I, свинарка Скороходова - заведующей сви­новодческой фермой, молодая девушка Дреева - учётчиком 4-й полевой бригады; ещё 8 учётчиков выдвинула комсомольская организация.

Вначале некоторые выдвиженцы страши­лись ответственности и сложности новой работы. «Когда меня выдвинули заведовать молочно-товарной фермой, - рассказала Оль­га Меженская, - я испугалась: ведь надо отвечать за каждую голову скота, за кор­ма - очень за многое надо отвечать. Страшно стало: справлюсь ли я? Но мне сказали: «Кто же будет работать, если ты, член комсомола, отказываешься?» И я взялась. Справляюсь не хуже прежнего заведующего Кравченко, и страх мой давно прошёл».

Старики-активисты и особенно председа­тель колхоза тов. Сероштан затратили много труда, помогая вновь выдвинутым работникам быстрее освоить порученное им дело. Особенно возросла роль стариков. Такие, как Федот Петрович Макагон (77 лет). Александр Иванович Бондаренко (66 лет), кузнец Ливанский, Иван Коробейник, Николай Афанасьевич Терновой (каждому на них свыше 65 лет), и многие другие яви­лись надёжной опорой председателя кол­хоза.

От зари до зари, а если нужно, и ночью работает плотник колхоза Ф. П. Макагон. Он, производит не только все необходимое для колхоза количество колёс, ярем, граб­лей, но научился за время войны выделы­вать все деревянные части для любой, даже самой сложной машины, в том числе и для комбайна. Не одна машина, принад­лежащая колхозу, заброшенная как утиль, отремонтирована и пущена в ход, тов. Макагоном совместно с кузнецом Диканским.

Когда в колхозе понадобились прялки (колхоз организовал собственное производ­ство верёвок и мешковины из дикорасту­щего кендыря), тов. Макагон стал делать прялки. В трудовой его книжке за каждый год войны значится свыше 500 трудодней. Из его семьи воюют 8 человек: 3 зятя и 5 внуков. Тов. Макагон щедро, от всего сердца помогает государству не только самоотверженным трудом: он сдал в фонд обороны 7 центнеров хлеба, подписался на заём в 1942 г. на 50 тыс. рублей.

Второй замечательный старик в колхо­зе - А. И. Бондаренко, отец Героя Совет­ского Союза  Я. А. Бондаренко, участника великого подвига 28 гвардейцев-панфиловцев. А. И. Бондаренко – бригадир – воловник и одновременно помощник бригадира поле­водческой бригады во всех делах. Когда осенью 1941 г. отсутствие веревок и меш­ков ставило под угрозу своевременную сдачу зерна государству, старики предло­жили колхозу организовать производство верёвок и мешковины. Тов. Бондаренко во главе 25 человек выехал в горы и в трудных осенних условиях успешно провёл сбор и первичную обработку кендыря. (Травянистое растение дающее хорошего качества волокно, близкое к пеньке). Старухи вспомнили ста­ринное ремесло: пряли, сучили, ткали. Было выработано 600 кг верёвок и наткано мешковины на 400 мешков. Когда из мельницы вме­сто 1.5 - 2 кг стало «распыляться» по 7 кг с центнера зерна, тов. Бондаренко назначили заведующим мельницей, и порядок там был наведён.

Бондаренко рассказывал: «В первые дни войны новые бригадиры были малоопытны. А ведь у нас бригады большие, например в 4-й полеводческой бригаде 150 рабочих, 25 лошадей, 70 быков. - Хозяйство немалое. Мы, старики, старались помочь всеми си­лами. Вечерком, бывало, споёшь песню, а с песней и расскажешь и покажешь, как работать. Подбодришь шуткой, чтобы голо­вы не вешали, и опять покажешь, как ра­ботать. Сам Бондаренко вырабатывает в год больше 400 трудодней, а со школьниками - членами своей семьи - и за 900. Старшие, 5 сыновей Бондаренко в Красной Армии.

Уже в сентябре в колхоз приехали пер­вые семьи эвакуированных из Литовской, Белорусской и Украинской ССР.  Число эвакуированных в колхозе было 413 человек. Правление и парторганизация колхоза выделили спе­циальную комиссию для их приёма. Колхоз обеспечил эвакуированных продуктами, вы­дал нуждающимся тёплое бельё, пимы и другие вещи, разместил по квартирам, обеспечил топливом, а затем приезжие сами включились в трудовую жизнь колхоза.

А. П. Варопай, заслуженная учительница из города Сталино (Донбасс - откуда она бы­ла эвакуирована), орденоносец, рассказы­вает: «Кроме, работы в школе я со своими детьми работала в поле. Получили  на зи­му 700 кг пшеницы, 500 кг картофеля, солому. Колхоз дал кизяка для отопления. Выкор­мили 2 свиньи, развели 50 кур. Имею с детьми сытую, обеспеченную жизнь». С глубокой благодарностью говорит  Ва­ропай  о Ф. К. Сероштане, который органи­зовал приём эвакуированных, и окружил заботой.

Преодолев «заминку» во время первых месяцев войны, колхоз успешно справился с задачами сельскохозяйственного года в 1941 году. Общее поголовье скота выросло на 112 голов (с 6606 до 6718), несмотря на то, что колхоз отдал в армию 160 хороших лошадей. Прирост стада с 954 до 1106 голов произошёл главным образом за счёт круп­ного рогатого скота. Удойность коров поднялась до 1880 литров в среднем, вместо 1650 литров на корову по плану. Колхоз сдал государ­ству сверх плана 322 центнеров молока. Сверх плана зернопоставок и натуроплаты машинно - тракторным станциям колхоз продал госу­дарству 90 центнеров пшеницы и в фонд Красной Армии отчислил больше 1000 центнеров пшеницы. Сена сдано 3805 центнеров вместо 3692 центнеров по плану.

На трудодень колхозникам пришлось 5200 г зерновых, 5 руб. деньгами, не считая мёда, овощей, соломы и т. д. За лучшую работу по уборочной - 106 колхозников были премиро­ваны. Славные трудовые дела колхозников перекликались с боевыми подвигами их сыно­вей, мужей и братьев защищавших Москву.

22 ноября 1941 г. был для колхозников радостным днём. Представитель ЦК КП(б) Казахстана сообщил на общеколхозном митинге о героических делах 316-й дивизии и о переименовании её в 8-ю гвардейскую орденоносную дивизию имени генерал-майо­ра Панфилова. На митинге присутствовало свыше 600 человек. Выступал старик Ф. Макагон: «Сыны мои там, и я буду ещё больше работать и помогать». 75-летняя старуха Машкина тут же внесла одеяло, перчатки и 6 пар шерстяных носков; пред­седатель колхоза тов. Сероштан сказал: «Они выполнили свои обещания биться жестоко с врагом. Мы обязаны помогать ещё больше». Выступали ещё многие ста­рики и женщины. Митинг вызвал огромный подъём, многие колхозники сдали по 200 кг пшеницы, по барану, для подарков гвардей­цам-панфиловцам.

Патриотические чувства колхозников вы­разились в обращении ко всем колхозни­кам, ко всем трудящимся Казахской рес­публики, принятом единодушно на митинге. В этом обращении колхозника писали:

«Мы гордимся изумительными, героически­ми делами наших родных бойцов и шлём им пламенный трудовой привет! Ведь они, эти бесстрашные герои, - наши сыновья и братья, наши отцы и мужья. Они наши сердца и наша родная кровь. Вот почему для нас так близки и радостны их героические подвиги. Борьба, которую ведут они, эти чудо-богатыри нашей родины, су­ровая и жестокая, она требует неимовер­ных усилий и лишений, энергии и стойко­сти. Но эту силу и энергию они найдут в себе, они найдут её в своём народе, в своем тылу. Священный долг колхозников и всех трудящихся нашей республики - вы­полнить указания товарища Сталина: рабо­тать не покладая рук на оказание всемер­ной помощи фронту, помощи нашим славным героям. Поэтому мы, колхозники и колхоз­ницы колхоза имени Сталина, Кугалинского района, призываем всех колхозников республики ещё раз немедленно пересмот­реть все свои дела и коренным образом перестроить их на военный лад, в соответ­ствии с указаниями товарища Сталина. Сейчас же начать повсеместную организа­цию посылок - подарков воинам Красно­знамённой 8-й гвардейской дивизии, нашим родным мужественным братьям. В знак горячей любви и сердечной благодарности за славу перед родиной мы со своей сто­роны шлем бесстрашным героям подарки: 3000 пудов хлеба, 300 пудов мяса, 600 пудов картофеля, 10 кавалерийских лошадей, 100 пар пимов, 100 посылок и 100 пар ватных брюк и фуфаек».

Кроме того колхозники обязались соз­дать в колхозе хлебный фонд для нужд Красной Армии в размере не меньше 3 тысяч пудов, образцово провести зимовку скота, подготовить, сколько требуется, женщин - комбайнерок и трактористок и дали «чест­ное слово тружеников, что и в дальнейшем самоотверженной работой будем оказывать могучую подмогу своим родным, прославившимся землякам». За 1941 г. и к 24-й годовщине Красной Армии колхозники отправили 346 индиви­дуальных и бригадных посылок, общим ве­сом 5113 кг, в среднем около пуда в каж­дой посылке.

В числе 28 гвардейцев-панфиловцев, ох­ранявших разъезд Дубосеково и принявшими неравный бой с 50 немецкими танками, были два члена колхоза: П. Д. Дутов и Я. А. Бондаренко. Парторганизация и правление колхоза созвали митинг, посвящённый памяти своих земляков — Героев Советского Союза. На митинге первым выступил стахановец кол­хоза, отец героя - А. И. Бондаренко и дал слово работать, сколько сил хватит. Выступала Е. В. Дутова, 56 лет, мать дру­гого героя, «Погиб мой сын, - сказала она, - ещё 4 сына, кроме него, воюют на фронте. Я сердцем всегда с ними. Чем могу, буду помогать колхозу и им». И тут же внесла пимы, шапку, перчатки и другие тёплые вещи.

Портреты героев-панфиловцев Бондарен­ко и Дутова висят в клубе, в правлении, в комнате секретаря парторганизации. Часто в беседах, на собраниях произносятся имена Бондаренко и Дутова, их ставят в пример, по ним равняются другие.

Когда в конце ноября 1941 г. в колхоз приезжала жена генерал-майора И. В. Панфилова, Мария Ивановна Панфилова, тов. Сероштан сообщил на митинге, на котором она присутствовала, что на фронте сражают­ся уже 300 человек из колхоза имени Сталина и среди них 30 человек награжде­ны орденами и медалями за воинскую доб­лесть. Радостные сообщения о разгроме немцев под Москвой, боевые подвиги земляков ещё выше подняли трудовой порыв колхозников.

Так вступил колхоз в 1942 год.

Уже в январе 1942 г. в колхозе развернулась усиленная подготовка к первому военному весеннему севу. Перед Казахской республикой стояла задача — увеличить посевную площадь, чтобы восполнить потери, понесённые страной вследствие за­хвата немцами Украины. Колхозы Казах­стана должны были выдержать серьёзное испытание: с уменьшившейся рабочей си­лой значительно увеличить посевную пло­щадь.

Общее собрание колхозников вынесло ре­шение: женщины и подростки должны за­менить мужчин. Решающим стал вопрос об учебе на курсах для эвакуированных, в бригадах по обучению работе на сеялках, плугах, по обучению подростков работе по­ловников и конюхов. Напряжённо готовясь к весеннему севу, колхозники не забывают и об освобождён­ных колхозах, разорённых немецкими окку­пантами. Они внесли в фонд помощи освобождённым районам 15 коров, 70 ба­ранов, 50 центнеров пшеницы, 10 свиноматок. 15 тысяч руб. деньгами. Детям, пострадав­шим от нашествия фашистов, отдали 335 трудодней, а для колхозников Ленинград­ской области из личных запасов собрали 365 центнеров пшеницы, 27 центнеров ячменя. 30 центнеров пшена, 41 кг сливочного масла и сала, 2170 яиц, 22 пуда муки, 5850 руб. деньгами.

Весенний сев в колхозе был проведён за 9 рабочих дней. Чтобы ускорить сев, ста­рики во главе с Ф. П. Макагоном провели ручной сев из лукошка. В результате план сева был выполнен с превышением на 187 гектаров. До войны колхоз имени Сталина был в числе передовых животноводческих колхо­зов Казахской республики. Во время войны он выступил инициатором всесоюзного со­ревнования животноводов. На общеколхозном митинге с большим воодушевлением было принято обращение ко всем работникам колхозного животно­водства об организации всесоюзного сорев­нования по животноводству.

Обращаясь с призывом ко всем работни­кам колхозного животноводства, колхозни­ки писали: «Товарищи колхозники и кол­хозницы! Организуем по-фронтовому, по-военному заготовку кормов... Наведём по­рядок на всех наших фермах, на всех скот­ных дворах, свинарниках, во всех кошарах, конюшнях, птичниках... Выполним поставки животноводческих продуктов в срок, сда­дим нашему государству молоко высокой жирности, скот хорошей упитанности, шерсть отменной чистоты, кожсырьё отлич­ного качества».

Всю страну обжигало пламя ожесточён­ных боев под Сталинградом. Развёртыва­лась первая часть великой сталинградской эпопеи, когда вся страна напрягалась в едином порыве: не пропустить врага ни на шаг дальше. ЦК КП(б) Казахстана объ­явил фронтовой декадник по уборке уро­жая. И уже к 20 октября колхоз имени Сталина рапортовал сталинградцам, послав одновременно несколько десятков посылок, что сенокос закончен; сжат, скошен и заскирдован весь хлеб, особенно хорошо работала молодёжь, на которую была возложена большая часть тяжёлых уборочных работ. Трактористка Тисенко, которая толь­ко в военное время взялась за руль трак­тора, выполнила план на 113%, сэкономила 456 кг горючего. Плугари Зенкин, Махничев выполнили план на 120—123% и др.

Не отставали и животноводы колхоза. Лучшие доярки колхоза Ульяна Сероштан, Мария Плужник, Анна Пономарёва, Анна Диких и другие добились средней удойно­сти по колхозу в 2141 литров на корову вместо взятого обязательства 2 тысячи литров, при плановой удойности 1600 литров. Все телята были сохранены. Средний привес телят составил 750 г в сутки вместо 450 г по плану. На свиноводческой товарной ферме свинарка тов. Блашкова вместо 78 поросят по плану (по 13 поросят от свиноматки) выра­стила 88 поросят. По 8 поросят сверх плана вырастили тт. Козлова и Мащенко.

Поголовье лошадей в колхозе в 1942 г. доведено до 395 вместо 335 в 1941 году. По овцеводческой товарной ферме колхоз получил настриг шерсти в среднем 3760 г с овцы вместо 3 кг по плану, довёл число овец до 6469 вместо 6266 по государствен­ному плану и 4809 - в 1941 г., и это не­смотря на то, что мясопоставки колхоза возросли вдвое - с 242 центнеров в 1941 г. до 470 центнеров в 1942 году.

В 1942 г. колхоз перевёл на отгонное животноводство 3500 овец, 200 лошадей, 500 голов рогатого скота. Зимовка скота прошла удачно, упитанность скота была хо­рошая. Колхоз сэкономил десятки тысяч пудов кормов. Досрочно и с большим превышением был выполнен план государственных поставок. Сдано 7106 пудов зерна в фонд Красной Армии. Сдано молока на 630 центнеров, сена на 1526 центнеров, яиц на 6474 штуки больше, чем в 1941 году. Кроме того из лич­ных запасов колхозники продали государст­ву 426 центнеров пшеницы.

Разрешение «верёвочной проблемы» осенью 1941 г. явилось уроком для колхо­за: не просить в государственных органах, а устранять затруднения своими средства­ми. Появилась нужда в соли. Разыскали за 150 км от колхоза соль и стали её доби­рать. Далеко в горах заготовили от 500 до 600 кубометров леса. Организовали собствен­ное производство черепицы, обжиг извести.

Строительные работы в колхозе в дни войны не прекратились. Достроена школа - девятилетка, построено 24 новых жилых дома, в 12 домах произведён капитальный ремонт. Для отгонного животноводства на отдалённом урочище Карачек построены три базы для овцеводческой товарной фер­мы. 5 домиков для чабанов и пастухов, конюшня на 10 голов (на случай, если матки ожеребятся преждевременно). От­строено новое помещение для свиноводче­ской товарной фермы и молочно-товарной фермы. Подрастающее стадо колхоза обес­печено хорошим помещением.

Талантливый самоучка-строитель Е. Д. Машкин рассказывает, как «одолевали» че­репичное производство: «Начали ещё до войны, два года бились - никак не давалось. Некоторые из колхозников уже посмеива­лись. Наконец удалось подобрать глину. Научились тщательному уходу за произ­водством. Сейчас сделали 12 тыс. штук хо­рошего качества черепицы».

В 1942 г. в колхозе организовали гончар­ное производство. Сделали 5 тыс. кружек, мисок, кувшинов. Удовлетворили нужду колхозников в посуде. Переключили гон­чарное производство на производство гли­няных труб. Провели водопровод к 1-й по­левой бригаде, для того чтобы поить скот, и к строительной бригаде.

Тов. Машкин построил ванну для купа­ния баранов после стрижки. Пропускная способность ванны - 3 отары овец в день, тогда как при ручном способе купания ухо­дило 2 - 3 дня, для того чтобы вымыть одну отару. Кроме того ванна обеспечивает несравненно лучшее впитывание креолина, чем при ручном способе,

В дни сбора тёплых вещей для Красной Армии в колхозе была организована пимокатная мастерская. С начала войны до де­кабря 1942 г. в ней сделано 200 пар пимов для Красной Армии, а также пимы для чабанов, пастухов.

Для увеличения хлебо-фуражного ба­ланса работники молочно-товарной фермы и свиноводческой товарной фермы серьезно взялись за обработку при фермерских участ­ков. Под руководством полевода колхоза Фёдора Корсакова, участника финской кам­пании, бывшего пастуха, а сейчас хорошего агронома -практика, они увеличили посевы кормовой свёклы до 30 гектар вместо 18 га в 1942 году. Впервые в колхозе в 1943 г. свёк­ла выращивалась поливным способом. Под руководством Е. Д. Машкина провели 3 оро­сительных канала для поливки кормовой свёклы.

Собрали всё железо и утиль, организовали собственное производство вёдер, ба­ков. Ни одна ферма не испытывает нужды в производственной посуде. Так, в условиях войны, преодолевая трудности, разви­вается хозяйство колхоза. Пожилые кол­хозники невольно вспоминают войны - цар­ской России, когда они воевали, а их единоличные хозяйства нищали и развали­вались.

Преимущества колхозного строя чув­ствуют и семьи красноармейцев, получаю­щие всё время помощь от колхоза. А. И. Бондаренко говорит: «Колхозники крепки духом и будут стойки до победы. Да и как не быть крепкими, ведь у нас ни одного старика и ребёнка не пропало! Если бы не колхоз, давно бы многие голодали, как моя семья, когда я воевал с немцами ещё в 1914 г., а сейчас все сыты».

А с фронта председатель колхоза полу­чает такие письма: «Боевое спасибо вам, тов. Сероштан, за заботу и помощь  моей семье и за письмо, написанное мне. Я очень доволен вами и вашим отношением к семьям красноармейцев и к самим крас­ноармейцам. Этим поднимается дух идти на новые подвиги, к полному истреблению фашистских зверей. За последнее время мной истреблено двадцать фашистских гадов, которые уже никогда не поднимут свои грязные руки на наш героический советский народ. С боевым приветом Растпорцев».

Как только в Холмогоровку долетели первые радиовести о взносе Ф. Головатова и о начавшемся в Казахской ССР сборе средств на танковую колонну, состоялось партсобрание совместно с активом. Присутствовалн 92 человека. На следующий день был созван еще колхозной митинг, на котором развернулась подписка на танко­вую колонну «Колхозник Казахстана».

Через несколько дней товарищу Сталину в Москву была отправлена телеграмма, в которой колхозники сообщали, что, выпол­нив обязательства по всесоюзному сорев­нованию по животноводству, выполнив до­срочно все госпоставки и горя желанием больше помочь Красной Армии быстрее разгромить врага, колхоз сдал дополни­тельно в фонд Красной Армии и в счёт натуроплаты машинно-тракторным станциям 50 тысяч пудов хлеба, колхозники собрали на танковую колонну «Колхозник Казахстана» 550 тысяч руб. и сдали из личных запасов в фонд Красной Армии  2 тысяч пудов хлеба.

Все колхозники помнят день, когда на их телеграмму был получен ответ от товарища Сталина. Собравшиеся, долго и восторженно приветствовали любимого вож­дя. Тов. Петрова прочитала собранию: «Бла­годарю колхозников и колхозниц, собравших 550 тыс. руб. на строительство танковой ко­лонны «Колхозник Казахстана» и сдавших хлеб в фонд Красной Армии, и лично Вас, Фёдор Кузьмич, за Вашу заботу о Красной Армии. Примите мой привет и благодарность Красной Армии. И. Сталин».

В колхозе нередко получают с фронта такие письма: «Добрый день или вечер, дорогая жена Агафья Ильинична!.. Я хочу тебя благодарить, что ты меня не забы­ваешь и пишешь письма очень хорошо. Я получил ваши письма, 9 штук, из которых я вижу, что у вас с сыном есть забота обо всём... Ваши письма дал читать своему политруку, он выбрал кое-что из этих пи­сем и написал в боевом листке, на красной доске... Это же для меня радость, что моя жена попала за несколько тысяч км на красную доску. Но это, конечно, не всё; надо, чтобы работать так до конца разгрома немцев... Baш Бондаренко».

Несмотря на то, что из колхоза в армию ушли 513 человек, хозяйство колхоза на­столько мощно, что колхоз в состоянии принять ежемесячно 150 - 200 раненых и больных красноармейцев на поправку. Ра­неных бойцов обеспечивают квартирами, уходом, продуктами по государственным ценам и по мере поправки вовлекают в трудовую жизнь колхоза.

В 1943 г. колхоз восстановил работу колхозного дома отдыха для раненых и больных красноармейцев. За 10 дней пребывания «на свежем горном воздухе, при усиленном питании отдыхающие прибавляют в весе по 4 - 6 кг. Фронтовики гордятся своим колхозом, героическим трудом патриотов-колхозников. Для них родной колхоз олицетворяет ро­дину, за которую они так стойко борются: сотни гвардейцев и 45 орденоносцев вышли из колхоза имени Сталина.

Десятки писем получает председатель колхоза тов. Сероштан из армии. Вот неко­торые из этих захватывающих, искренних писем. Пишет П. Я. Осипов (ППС 69644 «В»): «Фронтовой привет моему другу и учителю Фёдору Кузьмичу! Находясь на фронте, я часто вспоминаю о Вас, о родном колхозе...

В свободные минуты рассказываю своим друзьям про свой колхоз, пашни с золоты­ми колосьями, о культурных ценностях; конечно, не забываю и румяных колхозных девчат... Я горжусь родным колхозом. Это моя родина, моё отечество. Вот за что мной и не один раз была пролита кровь. За ро­дину, за Вас, Фёдор Кузьмич, не один раз был мною послан снаряд в немецкое логово! За колхоз и за колхозников - в немецкий танк! Здорово интересуюсь колхозной жизнью, вызываю на соревнование... Я вышлю Вам боевую характеристику, а Вы мне».

А вот письмо «главного электрика» кол­хоза Олейникова Николая (ППС 993857): «Привет от гвардейца-панфиловца! С вели­кой радостью читал твоё письмо, которое щиплет за сердце, напоминает о многом... о нашей жизни, жизни, которую мы строи­ли, и лично под твоим руководством доби­лись очень многого в нашем колхозе. Это - большое дело, и счастливая, зажиточная жизнь, богатая - это твои труды... Мне вспоминается строительство в нашем кол­хозе... И я думаю быть честным и предан­ным тебе - всем... Это не просто я тебе говорю, а от всего сердца. Хотя я прожил мало, но такой привязанности не имел ни к кому, как к тебе. Я вспоминаю боевые дни твоей службы и часто в трудные ми­нуты говорю: прав Фёдор Кузьмич!»

А вот что пишет тов. Сахно (ППС 1974): «Тов. Сероштан! Батько нашего колхоза! Заверяю Вас, что я добьюсь, чтоб стать та­ким героем в Отечественной войне, каким Вы в нашем социалистическом сельском хозяйстве!»

Есть в письмах и просьбы, например та­кая: «Добрый день, Фёдор Кузьмич! Горя­чий красноармейский привет от Симонова Ивана Филипповича. Немцев бить я хочу только коммунистом, поэтому прошу Вас, Фёдор Кузьмич, послать мне рекомендацию для вступления в партию. Проработав с Вами 6 лет, считаю, что Вы меня хорошо знаете...»

Пишет жене красноармеец Груздов: «Се­годня для меня неожиданная радость! После ужина пошли в кино. Картина—10-й сборник, и вдруг на экране читаю: колхоз имени Сталина, Алма-атинской области, и смотрю: электрострижка барана, старший чабан Сарсенов, дальше 1-я МТФ, доярки, все свои, знакомые, особенно выделяется Пономарёва Анна, потом показывают СТФ. Свинарки Козлова, Скороходова и другие купают поросят, к ним идёт Сероштан... Как будто побывал дома... Сколько для меня радости, когда смотрю родные дома, дороги, по которым ходил... Меня окру­жила почти вся рота... очень много задава­ли вопросов из жизни колхоза, колхозни­ков... Два часа вели беседу».

Описанные дела колхоза имени Сталина похожи на дела тысяч других колхозов СССР. Перечисленные фамилия колхозников - реальные лица, их дети и внуки уже разъехались по необъятной стране. Хотя некоторые, еще живут в бывшем селе Холмогоровка, ныне Шаган.  

 

Дополнительные материалы:

Кто выехал из Холмогоровки объединились в однокласниках:

]]>https://ok.ru/myzhilivkh]]>

 

Доходы колхозников СССР в 1935 г.

]]>http://stalinism.ru/listaya-staryie-gazetyi/dohodyi-kolhoznikov-v-1935-g.html]]>

Подписаться на секретный telegram-канал, чтобы не пропустить эксклюзивную информацию, не представленную больше нигде.